Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

3. ЦСКП

Позиция и взгляды

Зюганов - самый двуличный политик России

ER.RU в четверг, 28 января публикует статью, в которой первый заместитель секретаря Президиума Генерального совета партии «Единая Россия» Андрей Исаев размышляет о политике, проводимой КПРФ и об итогах заседания Госсовета:

На заседании Государственного совета 22 января в своём выступлении лидер КПРФ Геннадий Зюганов сравнил «Единую Россию» и КПСС. Конечно, сравнение было в пользу Компартии. Она, де, и более заслуженная, и умная, и компетентная. Но даже она, за счет своего монополизма и того, что "слушала только одно крыло", не смогла сохранить страну и привела ее к краху.

Не будем спорить с Геннадием Андреевичем, чья партия лучше: та, которая объединила и удерживала Советский Союз реками крови и потеряла его немедленно после того, как ослабила политику репрессий или та, которая справилась с последствиями этой катастрофы и сегодня возрождает Россию. Важно в этой фразе Зюганова то, что он, оказывается, осуждает монополизм КПСС. Тем сторонникам коммунистического лидера, которые последние 20 лет непрерывно слушали его рассказы о величии Сталина, брежневской эпохи и о том, что "реальный социализм" и советская власть - это лучшая демократия в мире, помнят, как он жестко критиковал Горбачёва за то, что он эту монополию разрушил, должно было показаться, что эпигон Ильича бредит наяву. Если они так подумали, то ошиблись. Это не бред, не раздвоение сознания. Это лицемерие не только главный элемент политики Зюганова, но и единственный цемент, скрепляющий воедино разномастные куски его идеологии.

Последние годы господин Зюганов так часто повторял, что у «Единой России» нет идеологи, что такая озабоченность поневоле заставляет взглянуть на то, что представляет собой его собственная идеология. Увы, назвать ее не только научной, но и цельной можно с большим трудом. Но всё же определенные куски ее можно выделить. Важнейшим из них, исходя из названия партии, должен быть пресловутый марксизм-ленинизм. И вряд ли, где-либо Геннадий Андреевич решится публично отрицать марксистско-ленинское первородство. А важнейшим элементом марксистской идеологии является антипатриотизм как таковой и агрессивное неприятие русского, российского патриотизма в особенности.

"У рабочих нет отечества", - провозгласил "Манифест Коммунистической партии" приговор всем буржуазным нациям. Но на фоне всех, у Маркса и Энгельса были особые "любимцы", подлежащие как можно более скорому уничтожению в революционной борьбе - это славяне вообще, и русские, в особенности. Славянство, Энгельс назвал "раковой опухолью Европы", а Маркс - главным врагом мировой революции, требуя уничтожения главного оплота мирового славянства - России. Во время трагической для нашей истории Крымской войны, героев которой вроде бы чтит вместе с нами господин Зюганов, Карл Маркс открыто призывал коалицию европейских стран к полному разгрому России, требовал уничтожить, стереть с земли города Санкт-Петербург и Кронштадт. Нигде и никогда Геннадий Андреевич не заявлял, что отрицает, по крайней мере, в этой части, гениальности своих учителей Маркса и Энгельса.

С приходом к власти большевистского режима, антирусские устремления марксистов перешли из теории к практике. Особенно в 1917-1919 гг. в период правления триумвирата Ленин-Троцкий-Свердлов. Массовое уничтожение русской культурной элиты, аресты и расстрел заложников, концентрационные лагеря для крестьян, последовательное, с садистской жестокостью истребление служителей Русской православной церкви ("Главное расстрелять как можно больше попов" - В.Ленин). К сведению Геннадия Андреевич, не в журнале "Либерал" или "Демократ", а в печатном органе ВКП(б) "Большевик" были опубликованы эти строки:

Я предлагаю Минина расплавить,
Пожарского. Зачем им пьедестал?
Довольно нам двух лавочников славить,
Их за прилавками Октябрь застал.
Случайно им мы не свернули шею,
Я знаю, это было бы под стать.
Подумаешь, они спасли Россию!
А может, лучше было не спасать?

Вот черты этой реальной антинациональной политики, главный творец которой - Ленин, за это ни разу не подвергался Геннадием Андреевичем никакому осуждению.

Но лицемерие позволяет Зюганову склеить этот марксистско-ленинский кирпич с неким доморощенным "кпрфовским" вариантом русского национализма. Здесь и заигрывания с традицией, и экивоки уважения к православию, которое так последовательно ненавидел Ильич, и даже какая-то невразумительная болтовня о "русофобии" зюгановских врагов. Но на этой склейке самого последовательного в мире космополитизма (марксизма) со взглядами черносотенцев, чудесная эластичность зюгановской идеологии не исчерпывается. Госсовет продемонстрировал нам, как славно уживаются в Геннадии Андреевиче адепт сталинского тоталитаризма (советской демократии) с самым радикальным либералом а-ля Валерия Новодворская.

Я очень хорошо помню, как во время одной из наших публичных дискуссий, Геннадий Андреевич с самым серьезным видом рассказывал о советской власти, как высшей форме демократии. Хотя каждому человеку, заставшему Советский Союз в возрасте хотя бы чуть старше 6 лет, было совершенно очевидно - такой власти никогда не существовало. Специально для Зюганова, сумевшего сквозь годы и испытания пронести наивность шестилетнего ребенка, поясняю: власть в СССР принадлежала партийным комитетам. Советы, собираясь раз в полгода, единогласно штамповали решения, которые до этого уже были приняты соответствующими партийными органами. Поэтому сегодня, как последовательный сторонник "советской власти", он должен был бы возмущаться не тем, что у нас мало оппозиции в региональных парламентах, а тем, что вообще выбирают не из одного кандидата. Не тем, что оппозиции дали выступить не 15, а только 10 минут, а тем, что речи депутатов пишет не инструктор райкома партии. Не тем, что у депутатов мало помощников и аппаратных возможностей, а тем, что они не собираются раз в полгода без отрыва от производства.

Да и после своей речи, произнесенной под сводами Кремля против правящей партии, он сам, как знаток советской демократии, должен был бы предложить себя признать на выбор: врагом народа, клеветником на общественный государственный строй, либо человеком психически нездоровым. Вместо этого он предлагает какую-то чистую "каспаровщину". Принять закон об оппозиции - интересно, почему такого не было в "самом демократическом" СССР. Предоставлять оппозиционным депутатам информационного времени пропорционально больше, чем депутатам правящей партии - видимо, ее избиратели в меньшей степени граждане. И последовательно требует от руководства страны "дать" оппозиции гарантированный процент на выборах - не важно, проголосуют за нее граждане или нет.

От радикальных демократов взял он и манеру бездоказательно списывать свои проигрыши на "происки антинародного режима". И здесь, за неимением конкретных примеров, действует магическое (демагогическое) слово "всюду". Почему Компартия проиграла выборы в региональные и местные советы осенью прошлого года? Не потому, что степень ее поддержки постепенно, но неуклонно снижается. Не потому, что Зюганов и его соратники крепко сидят на своих руководящих постах уже сроки, даже не шившиеся брежневскому политбюро. А потому, что "всюду" были фальсификации, и мы "всюду" имеем доказательства и "всюду" подадим иски. Правда, теперь выяснилось, что это "всюду" - 0,02 процента от всех избирательных участков, а подтвержденные иски касаются 0,01% участков и поданы они не только КПРФ, но и всей мыслимой и немыслимой оппозицией.

На Госсовете Президент спрашивает Зюганова: почему на ближайшем к народу уровне управления - в местных советах - КПРФ представлена лишь 2% от общего числа депутатов? И Зюганов, не моргнув глазом, отвечает: потому что в сотнях тысяч этих местных советов миллионы стойких коммунистов запугали, и заставили снять свои кандидатуры угрозой отключения газа и электричества. И не объясняет, почему при этом в законодательные собрания и Государственную Думу - работа в которых и почетней, и оплачивается лучше - рвутся тысячи членов КПРФ, которых перспектива остаться без света и газа совершенно не пугает.

Так что же, кроме лукавства, скрепляет внешне столь несовместимые элементы, как марксистский космополитизм, псевдорусский национализм, сталинский тоталитаризм и либеральные идеи в единый винегрет зюгановской идеологии? Есть общая черта. Все эти внешне противоречивые идеи Зюганов использует тогда, когда считает, что они помогут в борьбе против существующего режима. Режима, который не свалился к нам с неба, а черпает свою легитимность из многократных голосований народа за его лидеров и представителей. Режима, который и по результатам многочисленных выборов и по опросам общественного мнения опирается на голоса абсолютного большинства граждан нашей страны, а, следовательно, в одно слово называется "демократией". Именно с демократией, с реальной властью народа, Геннадий Андреевич последовательно борется уже не первое десятилетие. Это квинтэссенция его идеологии, и сегодняшние его призывы к большей политической свободе никого не смогут обмануть. Свобода понимается им однозначно: ослабление демократического государства и политической воли его сторонников - для того, чтобы коммунистам было легче вновь захватить власть. Тогда, после захвата власти, они забудут о свободе так же, как забыли о своих обещаниях большевики.

Но мечтам коммунистов не суждено сбыться. Это партия, так никогда и не раскаявшаяся в страшных преступлениях своих предшественников, так презирающая человеческую свободу, партия с такой запутанной и непредсказуемой идеологией не имеет права на власть в России, по крайней мере, в своем нынешнем виде. И не получит ее никогда.