Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

1. ФНРП

Публикации в СМИ

02-12-2009

Консерватизм уйдет в будущее

Консерватизм - это ставка не на прошлое, а на будущее. К такому на первый взгляд странному выводу пришли участники "круглого стола" под названием "Мировой опыт консервативной модернизации", проведенного вчера "Единой Россией".

Впрочем, это был даже не "круглый стол", а официальный старт нового научно-просветительского проекта ЕР с аналогичным названием. Примеров консервативной и ненасильственной модернизации мировой опыт насчитывает предостаточно, просто известно о них не всем. Самый очевидный: послевоенная Германия и ее канцлер Конрад Аденауэр. Или же Америка времен Франклина Делано Рузвельта. Нашелся повод и для параллелей с Шарлем де Голлем: сходство, по словам Андрея Исаева, в том, что лидера поддерживала партия, созданная "под него".

Согласен с ним и политолог Алексей Чадаев: и за Аденауэром, и за де Голлем, и за Маргарет Тэтчер стояли мощные партии, так что сейчас ЕР "претендует на то, чтобы стать в единый ряд консервативных партий мира". Но в этой позиции отнюдь не только бонусы. Как особо подчеркнул Чадаев, любая модернизация - это риски и издержки, в том числе политические. Технологически обновляются производства - сокращается количество рабочих мест, людям приходится менять образ жизни, а то и переезжать в другой город. Чтобы минимизировать негативные последствия, нужна партия, способная взять на себя ответственность. Ее миссия - "всей страной договориться, как можно осовременить экономическую мощь России, не прибегая к насильственным мерам".

О том, что именно такой политической силой для России является "Единая Россия", сказал руководитель ЦИК партии Андрей Воробьев. И объяснил почему: "Для нас консерватизм это, безусловно, рынок, это, безусловно, свободы, это взгляд в будущее, не разрывая прошлое, принимая весь положительный опыт, который накопили наши предки... На фоне наших оппонентов мы выглядим более подготовленными и уверенными в собственных силах, потому что в отличие от нас, наши оппоненты до конца не определились со своей идеологией".

В качестве одного из главных экспертов по мировому опыту выступил Константин Косачев, глава думского комитета по международным делам. Ключевых идеологий, сказал он, по большому счету всего три: социалистическая, либеральная и консервативная. А главных отличий консерватизма от других идеологий по сути всего два. Во-первых, для консерваторов реформы - не самоцель, а лишь средство. Во-вторых, консерваторов объединяют "не ценности партии, а ценности народа". "Есть демократы, не являющиеся патриотами, есть патриоты, не являющиеся демократами", охарактеризовал либералов и социалистов Косачев, в то время как консерваторы - это и патриоты, и демократы.

Так как все-таки в мировом опыте уживаются модернизация и консерватизм? "Одной из целей модернизации является создание традиции, которую и охраняет консерватизм" - так полагает политолог Андрей Добров. Какой именно традиции? В качестве одного из самых наглядных (и актуальных для России) примеров Добров назвал американскую полицию. Или американскую глубинку, "чистенькие домики, где у всех есть wi-fi". Еще несколько десятилетий назад и полиция, и глубинка были совсем другими, однако сейчас воспринимаются именно как традиция, которую и общество, и власть считают своим долгом поддерживать. Именно поэтому "консерватизм - это не прошлое России, это будущее России". Хотя в каком-то смысле и в историческом. Как полагает главный редактор журнала "Эксперт" Валерий Фадеев, реформы Александра II вполне можно считать консервативными по своей идеологии. Почему? Потому что, по его словам, мировой опыт знает три вида модернизации. Первая - насильственная, тут и добавлять ничего не надо. Вторая - "догоняющая", ее наиболее наглядно продемонстрировали страны Юго-Восточной Азии, совершив свой экономический рывок. Третью же Фадеев назвал "органичной", точно улавливающей и экономические, и мировоззренческие потребности страны. А консервативная модернизация - именно органичная.