Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

1. ФНРП

Публикации в СМИ

06-06-2013

МРОТ – гарантия или профанация

            

Аббревиатура МРОТ (минимальный размер оплаты труда) сегодня известна в России практически каждому более-менее интересующемуся общественной и политической жизнью. Увы, далеко не каждый понимает как юридическое, так и социально-экономическое значение этого термина. В региональном филиале одной из известных желтых газет мне недавно предъявили претензии, что в результате моей деятельности МРОТ вырос в десять раз, а это означает только рост в десять раз штрафов. Здесь сразу три ошибки.

Во-первых, преувеличены мои скромные заслуги. В конце концов, повышение минимального размера оплаты труда – это в первую очередь результат борьбы профсоюзного движения, а также усилий, предпринимавшихся и Президентом, и партией «Единая Россия».

Во-вторых, МРОТ с тех пор, как мы пришли в Государственную Думу, вырос не в десять, а в 60 раз. Напомню, что Госдума второго созыва, по преимуществу левая, не повышала минимальный размер оплаты труда в течение четырех лет и оставила его равным 83 рублям 49 копейкам, что соответствовало в тот момент 3 долларам США. Сегодня он равен 5205 рублям, что соответствует 170 долларам США.

В-третьих, МРОТ давным-давно не имеет никакого отношения к штрафам. Еще в 2000 году было принято решение о том, чтобы оторвать минимальный размер оплаты труда, используемый для расчета заработной платы, от любых штрафов и платежей. До этого, действительно, МРОТ, установленный Конституцией 1993 года как социальная гарантия, фактически использовался государством в качестве расчетной единицы. По ней определяли уголовную ответственность (украл 200 МРОТ – одна ответственность, 300 МРОТ – другая), в ней считали штрафы, пени, налоги и тому подобное. Минимальный размер оплаты труда играл какую угодно роль, кроме социальной гарантии. Потребовалась длительная работа для того, чтобы МРОТ вышел на такой уровень, когда его размер реально влияет на состояние экономической жизни.

Разумеется, непонимающие журналисты не столь большая беда. Через какое-то время поймут и разберутся, если хотят писать на социальные темы. Гораздо большая беда – это непонимающие чиновники и эксперты, которые борются против того, чтобы решить важнейшую задачу, поставленную профсоюзным движением еще в 90-е годы: установить минимальный размер оплаты труда на уровне прожиточного минимума.

Почему эта задача важна и не является некой абстракцией? МРОТ – это деньги, которые получает неквалифицированный работник за выполняемую элементарную работу, не требующую ни особых знаний, ни особых усилий, продолжающуюся восемь часов в день. Если человек не в состоянии в течение восьми часов заработать сумму, достаточную для простого выживания, то есть если он получает меньше прожиточного минимума, это может означать две вещи. Или работнику выдают большую часть зарплаты в конверте. Или мы имеем дело с отменой восьмичасового рабочего дня, потому что для получения нормальной заработной платы человек должен будет работать больше восьми часов в сутки, подрабатывать где-то еще. И то, и другое означает криминализацию российской экономики. Устанавливая МРОТ ниже прожиточного минимума, государство фактически поощряет схемы, позволяющие уходить от выплаты налогов и взносов во внебюджетные социальные фонды, делает нашу экономику непрозрачной. И в этом смысле борьба либеральных экономистов против уравнивания минимального размера оплаты труда и прожиточного минимума выглядит абсурдной. Ведь либералы, по логике вещей, должны выступать за честную и открытую рыночную экономику, не так ли?

В 2008 году Владимир Путин, вступая в должность председателя правительства, сославшись на договоренность между «Единой Россией» и профсоюзами, предложил установить МРОТ на уровне прожиточного минимума трудоспособного населения за последний квартал предшествовавшего года. К сожалению, начавшийся после этого экономический кризис поставил нас перед трудным выбором: повышение минимального размера оплаты труда в той ситуации означало сокращение количества рабочих мест, которые и так находились под угрозой. В этой связи и профсоюзы, и законодатели временно закрыли глаза на то, что МРОТ начал отставать от величины прожиточного минимума.

Но сейчас для нас очевидно, что этот этап в прошлом. Минимальный размер оплаты труда с 1 января 2013 года поднят. Однако он поднят явно недостаточно. Поэтому Государственная Дума в своем постановлении предложила правительству до 1 июля 2013 года выработать «дорожную карту» дальнейшего повышения МРОТ. Мы считаем, что он должен сравняться с уровнем прожиточного минимума в течение двух лет. Пока, к сожалению, правительство задерживается с предложениями. Как всегда финансово-экономический блок пытается экономить на этом важнейшем для страны вопросе.

В 2007 году нами было принято решение, которое позволило субъектам Федерации устанавливать свою минимальную заработную плату. Сегодня этим правом воспользовались уже около 30 регионов. Если федеральный МРОТ устанавливается обязательным для всех законом, то в субъектах решение принимается в результате заключения соглашения между профсоюзами, работодателями и органами государственной власти. Результат этого соглашения публикуется в печати, и те работодатели, которые письменно не заявили о своем отказе его выполнять, считаются присоединенными к нему. К региональной минимальной заработной плате одно условие: она должна быть выше федерального МРОТ. Например, в Москве минимальная зарплата установлена на уровне 11 700 рублей (с 1 июля 2013 года – 12 200 рублей), в Санкт-Петербурге – на уровне 8 362 рублей.

Но мне представляется, что региональная минимальная зарплата не должна быть просто повторением МРОТ с некоторым приплюсовыванием. Здесь нужно вспомнить о минимальной почасовой заработной плате. Уже довольно давно «Справедливая Россия» хочет ввести ее на федеральном уровне. Раньше такая идея высказывалась и нами. Почему от нее отказались мы и почему мы считаем бессмысленными реплики господина Миронова по данному вопросу? Внимательный анализ показал, что введение минимальной почасовой зарплаты на федеральном уровне, как в ряде западных стран, в России может сыграть злую шутку с работниками. Вместо того, чтобы в дальнейшем повышать минимальную заработную плату, им просто будут сокращать формальный рабочий день, оставляя зарплату прежней. А сколько они будут работать при этом реально, на практике – другой вопрос. Задание может оставаться таким же, как раньше, и если работник не успел справиться, допустим, за три часа, он будет работать после истечения рабочего времени бесплатно. Но можно, оставив на федеральном уровне фиксированный МРОТ, установить минимальную почасовую заработную плату на региональном уровне. Она учитывала бы все особенности субъектов Федерации, в том числе и климатические. Для того чтобы провести такую политику, конечно, необходимы усилия тех структур, которые смогут не только принять соответствующие друг другу, работающие в режиме синергии законы, федеральные, региональные и местные решения, но и следить за их исполнением. Сегодня есть только три таких общефедеральных организации: это профсоюзы, «Единая Россия» и Общероссийский народный фронт. Им и карты в руки!