Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

1. ФНРП

Публикации в СМИ

24-12-2012

"Атака Исаева" 40 выпуск

А.ИСАЕВ: Добрый вечер или добрый день, у кого как складывается нынешняя суббота, суббота уже практически предпраздничная. Тем, кто слушает нас за Уральским хребтом, несомненно, доброй ночи. У микрофона Андрей Исаев, я председатель Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Государственной Думы, член фракции и член партии «Единая Россия». В эфире сороковой и, увы, последний, завершающий выпуск программы «Атака Исаева». Цикл наших передач заканчивается, как все заканчивается в этом мире. Мы начали нашу программу в начале этого года, в конце января. Эта атака стала элементом большого контрнаступления, которое развернули мы, сторонники президента Путина, сторонники стабильного развития страны, в противовес атаке, организованной нашими оппонентами, белоленточной оппозицией, теми, кто выступал за цветную революцию в России. И с этого времени, ну, с небольшим перерывом на летние каникулы, каждую субботу мы встречались здесь, в этой студии, беседовали, общались с вами. В этой студии побывали такие, на мой взгляд, выдающиеся политологи своего времени, как Николай Стариков, который серьезно исследует проблемы наших взаимоотношений с англо-саксонским миром; Владимир Мединский, тогда еще политолог, а ныне министр культуры Российской Федерации. С нами был Алексей Чеснаков, который не только является членом партии «Единая Россия», но одним из видных политологов, автором постоянной колонки в «Российской газете», Сергей Марков. С нами же были здесь и мои товарищи по партии, которые выступали в роли экспертов, такие как Юрий Воронин, тогда заместитель министра здравоохранения и социального развития, ныне начальник управления администрации президента и, несомненно, один из лучших специалистов в области социального обеспечения в нашей стране. Когда мы обсуждали вопросы церкви, к нам заходил Владимир Легойда, который возглавляет информационный синодальный отдел Русской православной церкви. Здесь, в этой студии, были не только мои коллеги по партии, такие как Игорь Руденский, Андрей Макаров, возглавляющие профильные комитеты Государственной Думы, но и мои коллеги по профсоюзному движению, несомненно, Михаил Шмаков – председатель Федерации независимых профсоюзов России, Михаил Тарасенко – один из лидеров горнометаллургического профсоюза России, депутат Государственной Думы и мой соавтор по закону о запрете заемного труда, Александр Шушуков, возглавляющий газету «Солидарность», а теперь еще пропрофсоюзную партию «Союз труда». Валерий Трапезников – это восходящая звезда российской политики, пермский рабочий, депутат Государственной Думы, активист профсоюзного движения. Но были в этой студии и наши оппоненты, с которыми, надо отдать им должно, у нас состоялся иногда жесткий, но, тем не менее, очень интересный, на мой взгляд, разговор. Напомню, что здесь была Ирина Ясина, с которой мы вместе обсуждали перспективы социального и экономического развития нашей страны. Александр Починок, с которым мы говорили о Трудовом кодексе в Российской Федерации. Здесь же, в нашей студии, был и Алексей Навальный. Тогда этот визит и дискуссия, развернувшаяся между нами, вызвала достаточно большой общественный интерес. Алексей тогда так и не ответил на мой вопрос, каких позиций политических придерживается лично он, либеральных, националистических или социалистических, как, например, господин Удальцов. Каждый раз я повторял те слова, которые произнесу и сейчас, о том, что я не являюсь ведущим журналистом, профессиональным журналистом в данный момент, я являюсь политиком. Поэтому точка зрения, которую я представляю здесь, в этой студии, это моя субъективная точка зрения. Но вы, уважаемые слушатели, имели всегда и будете сегодня иметь так же право высказать свою позицию, независимо оттого, отличается она от моей или совпадает с ней. И я надеюсь, что мы в самой спокойной, конструктивной форме сможем обсудить и выяснить, в чем мы сходимся, в чем расходимся. Для этого вы можете, например, направить ваше SMS-сообщение по телефону: +7-925-101-107-0, вы можете позвонить по телефону прямого эфира, через некоторое время мы его включим, 788-107-0, отправить сообщение можно так же на сайт rusnovosti.ru. И я предлагаю сегодня, подводя итоги и нашего цикла, подвести одновременно итоги политического года. Итак, напомню, что программа наша началась с того, что мы обсуждали очень интересное, важное событие, произошедшее буквально накануне первой передачи «Атака Исаева»: группа представителей российской оппозиции, представлявшая белые ленты, посетила американское посольство, встретившись с тогда уже назначенным, но еще не вручившим верительные грамоты, послом Соединенных Штатов Америки господином Макфолом. Это вызвало скандал в российском парламенте. Встреча проходила за закрытыми дверями. Встреча проходила в момент, когда в России началась избирательная кампания, в момент реально разворачивающегося политического кризиса, когда определенная часть общества была недовольна результатами выборов в Государственную Думу, не доверяла этим результатам и воспринимала происходящее чуть ли не как революцию. Мы все помним многочисленные митинги, которые собирались на Болотной площади и на проспекте Сахарова. Буквально в следующей программе мы уже говорили о том, что ситуация изменилась и переломилась, следующая программа вышла 4 февраля. Параллельно с митингом, который собрала оппозиция, на Поклонной Горе собрался огромный, 200-тысячный митинг противников оранжевой революции. Стало ясно, что та картина мира, которую формировала, которую рисовала либеральная оппозиция, о том, что, якобы, гражданское общество противостоит власти, эта картина как минимум неверна. На самом деле это не противостояние висящей в воздухе власти и некоего опирающегося на широкие народные массы гражданского общества. Это противостояние меньшинства, которое видело выход в политическом кризисе, в вестернизации России, в движении в сторону Запада, в сторону построения западной демократии, как это им виделось, и большинства, которое так же было недовольно очень многим происходящим в нашей стране, которое так же считала, что власть запаздывает со многими решениями, но которое выступало за суверенитет, за территориальную целостность России, за ее национальную независимость, против попыток использовать демократизацию как инструмент подчинения России чужой воли. Этот спор между сторонниками одного понимания демократии, либерального понимания демократии, демократии как меньшинств, как прав меньшинств в первую очередь, и демократии как суверенитета народа, то есть реализацию воли большинства через законы и неукоснительное соблюдение этих законов. Этот спор вокруг демократии стал, наверное, одним из центральных событий уходящего года.
А.ИСАЕВ: Итак, мы говорим о том, что центральной темой стало столкновение двух подходов. А в чем, собственно говоря, выразился политический кризис, который привел к этому столкновению. Мы все прекрасно помним, что, например, в начале 2000-х годов говорить о подобного рода политическом кризисе не приходилось. Тогда Путина поддерживало, если не 90, то 80 процентов населения, потому что в его курсе, в курсе, который был им предложен, виделось спасение страны, прекращение ее распада территориального, возобновление доверия к государству, восстановление всех социальных обязательств, которые должно было выполнять государство, восстановление элементарной законности и правопорядка. Тогда слово «стабильность» практически было волшебным словом, которое было на устах наших граждан. Но как здоровье, оно важно и интересно для больного человека, и стоит человеку выздороветь, у него сразу же возникают какие-то другие интересы. Точно так же и стабильность, она была важна, она была ценностью для всего общества до того момента, пока эта стабильность не наступила. Стабильность наступила, и общество захотело обновления, общество захотело, чтобы граждане чувствовали себя не только, скажем так, в команде, не только среди пассажиров, но в команде этого корабля, чтобы они влияли на принимаемые решения. И это стало содержанием развернувшейся президентской кампании. Разумеется, основным оппонентом Владимира Путина на этих президентских выборах, как и все предшествующие периоды времени, оказался Геннадий Зюганов. Оппозиция не сумела, либеральная оппозиция или та объединенная оппозиция, которая выходила тогда на Болотную площадь и на Сахарова, не сумела выдвинуть собственного отдельного какого-то лидера, который бы противостоял Владимиру Путину. Тем не менее, на мой взгляд, полемика, которая разворачивалась в ходе президентской кампании, оказалась чрезвычайно интересной. Если раньше за Путина голосовали в большей степени как за образ сильного политика, харизматичного политика, наводящего порядок, то здесь впервые за него голосовали как за автора развернутой программы. Путин выступил, напомню, с серией статей, где он говорил о том, как будет изменяться Россия. Это были статьи, посвященные социальной политике в нашей стране, это были статьи, которые были посвящены тому, как обеспечить реальную демократию, участие граждан в управлении государственными процессами, участие в принятии политических решений. Одновременно с этим разворачивался еще один очень важный кризис, который стал показателем этого года. Либеральная общественность, которая атаковала по всем фронтам власть в России, приняла для себя внутреннее решение, что одной из таких опор власти является Русская Православная Церковь. Она подверглась беспрецедентной атаке. Напомню, что поводом к этому послужила провокация, которая была организована в Храме Христа Спасителя группой, название которой из приличия не буду упоминать, вы все прекрасно знаете, о чем идет речь. Данная группа уже многократно слонялась по тем или иным храмам, исполняла свои частушки, именуемые ими панк-роком. Надо сказать, что, в конце концов, она занималась тем, что, как принято выражаться на сленге, нарывалась. Вот на Храме Христа Спасителя она нарвалась. Участники этого действа были задержаны. Следствие, которое, на мой взгляд, непомерно долго затягивалось, а затем суд и приговор суда явились так же предметом очень серьезных обсуждений, которые были вокруг Русской Православной Церкви. Одновременно с этим на церковь обрушились и нападки, и страшные, изуверские вещи, когда люди совершали святотатство, кощунство, вламывались в храмы, пытались портить, поджигать иконы. Мы помним, что церковь ответила на это молитвенным стоянием. Об этом мы говорили с Владимиром Легойда, когда он был здесь накануне Пасхи и когда мы разбирались с ситуацией, которая сложилась в Русской православной церкви. В выборах победу – убедительную победу – одержал Владимир Путин. 7 мая состоялась инаугурация, а 6 мая активисты белоленточного движения, которые видели, что, по сути дела, ситуация выходит у них из-под контроля, предприняли попытку совершить своего рода революцию. Они понимали, что цветная революция не может быть затянутой, что это должен быть в обязательном порядке блицкриг. И мы помним, что 6 мая были организованы волнения, эти волнения носили вполне определенный, вполне подготовленный характер. Все мы прекрасно помним запись госпожи Собчак о том, что она не пойдет на данное мероприятие, потому что знает, что будет сидение и столкновения с полицией. Этой записью она немножко выдала планы, которые готовились, тогда организаторов подобного рода мероприятия. Но бунта в столице не получилось. Власть не просела, не капитулировала, она законными способами, законными средствами отстаивала выбор, который был сделан большинством. Она не позволила меньшинству - активному, крикливому меньшинству - навязать свою позицию остальным гражданам. В результате волнения были подавлены, и началось длинное, не завершившееся до сих пор следствие по этим событиям, которое, наверное, останется сложной для нашего общества темой и в предстоящем, наступающем году. Очень серьезный и большой была так же тема, связанная с тем, какой будет новая социально-экономическая программа, с которой выступил Владимир Путин. Меня просят прерваться на небольшую паузу, есть срочная информация.
А.ИСАЕВ: Неприятные новости, каждый раз, когда мы сталкиваемся с таким явлением, как захват заложников, когда жизни невинных людей оказываются под угрозой, мы можем только сочувствовать и надеяться на то, что наши правоохранительные органы будут действовать жестко и профессионально в данной ситуации. Потому что мы понимаем, что ведение с террористами переговоров (это моя личная точка зрения) может носить всегда только тактический характер. Потому что в противном случае мы толкаем все новые и новые группы террористов к совершению подобного рода действий. Надеюсь, что заложников удастся освободить, а террористы будут наказаны. Возвращаемся к теме подведения итогов уходящего года. Очень важной, во всяком случае, для меня, явилась дискуссия о том, по какому пути пойдет Россия, которая вышла к этому моменту из вот этой первой волны экономического кризиса. И поддержавшие Путина, ну, в большей степени гораздо поддержавшие Прохорова, работодатели, предприниматели выступили с новым либеральным проектом, с предложением изменить Трудовой кодекс, с предложениями реформировать пенсионную систему таким образом, чтобы можно было снизить взносы, которые платят сегодня работодатели в Пенсионный фонд, а это означало бы повышение пенсионного возраста, это означало бы отказ от выплат пенсий работающим пенсионерам. Это так же стало предметом очень серьезной дискуссии. Могу сказать, что в этой дискуссии победили те, кто отстаивал социальные подходы и социальные позиции. В этой дискуссии Владимир Путин оказался верен тому, что он изложил в программе построения справедливости в России, в своей программной статье, опубликованной накануне выборов. Указом номер 597 «Об основах социальной политики» он подтвердил этот выбор, сегодня мы видим, что не идет речи ни о повышении пенсионного возраста в России, ни об иных каких-либо нарушениях гражданских и социальных прав людей. В этом году мы вспомнили еще одну очень важную дату, которая не слишком широко обсуждалась в нашей истории, в нашей публичной политике, - это 50-летие новочеркасского расстрела. Мирная демонстрация рабочих, которая вышла с требованием повышения заработной платы, с требованием проведения более адекватной политики (рабочие были недовольны тем, что одновременно снизились расценки и выросли цены), была крайне жестоко подавлена прибывшими туда войсками, и это все происходило под непосредственным контролем делегации президиума ЦК КПСС. Против демонстрации рабочих было применено оружие, погибло много людей, в том числе дети, более 100 человек получили различные сроки лишения свободы, 7 были приговорены к расстрелу. 50-летие новочеркасских событий еще раз заставило нас всех задуматься о том, как необходимо умение слышать друг друга и вести переговоры, сколь важен институт социального партнерства. Я должен сказать, что после того, как мы обсуждали это подробно в программе «Атака Исаева», в Ростовской области состоялось достаточно серьезное мероприятие, посвященное 50-летию этих событий, в котором участвовали губернатор, руководитель Законодательного собрания, депутаты Государственной Думы, мне так же пришлось там побывать. Там проходило и мероприятие, организованное Федерацией независимых профсоюзов России. Была достигнута договоренность о том, что впредь ежегодно в рамках российского профсоюзного движения эта дата будет отмечаться, она для нас не менее важна, чем, скажем, 1 мая для американских трудящихся, и что мы будем использовать эту дату для того, чтобы ставить вопрос о неурегулированных трудовых спорах, о конфликтах, добиваться решения этих вопросов в интересах людей труда. Очень серьезно обсуждалась в этом году тема, непосредственно связанная с пенсионной реформой. Хочу напомнить, что правительство Российской Федерации после выбора… Ведь выбор был не очень богат, мы говорили об этом: у нас сокращается количество работающих граждан, увеличивается количество пенсионеров. В этой ситуации мы могли пойти тремя путями. Путь номер один – это повышение пенсионного возраста и отказ от выплат пенсии работающим пенсионерам, то есть, по сути дела, свертывание социальных гарантий. Путь номер два – это повышение взносов с работодателей. Мы понимаем, что это привело бы, в конце концов, к тому, что замедлился бы рост заработных плат. И путь номер три, тот путь, по которому в итоге пошло правительство, пошла власть, пошла Государственная Дума, - это нахождение внутренних ресурсов внутри пенсионной системы для того, чтобы, не ущемляя социальные права граждан, тем не менее, изыскать средства, которые позволили бы пополнить Пенсионный фонд и решить вопросы, связанные с дальнейшим повышением пенсий в нашей стране. Еще очень важной темой этого года явилась тема борьбы с коррупцией.
А.ИСАЕВ: Должен сказать, что эта тема, конечно, оказалась в центре внимания. Я согласен в данном случае с оценкой Владимира Путина о том, что это очень жестоко (даже жестоко, я сказал бы), не жестко звучащие слова о том, что, к сожалению, коррупция - это наша национальная традиция, она въелась к нам. Но это слова подтверждаются опытом и практикой каждого из нас. Обратите внимание хотя бы на такое явление, как классическая русская литература: Гоголь, Салтыков-Щедрин, Крылов. Она вся о коррупции, она вся о традиции давать взятки и таким образом в обход законов по тем или иным связям или за деньги решать те или иные вопросы. И поэтому борьба с коррупцией, которая развернута в стране, разумеется, должна вестись на всех уровня. И на самом высоком уровне - мы сегодня видим то, что происходит в отношении Министерства обороны, сельскохозяйственного блока правительства. И на уровне, что называется, бытовом, с той коррупцией, с которой каждый из нас сталкивается. В этом плане мы видим, что предпринимаются серьезные меры по контролю за доходами и расходами и чиновников, и депутатов. И вот последние решения, которые приняты, поправки в Трудовой кодекс о том, что, начиная со следующего года, о своих расходах будут отчитываться руководители всех бюджетных учреждений, то есть главврачи, директора школ, ректоры высших учебных заведений. Первые три года они будут только отчитываться о доходах и имуществе, принадлежащем им и членам их семей, а через три года предполагаем, что они будут отчитываться так же и о расходах. Последняя тема, которой, несомненно, запомнится этот год, - это новый виток нашей конфронтации с Соединенными Штатами Америки, принятие Соединенными Штатами так называемого «акта Магнитского», который, конечно, к Сергею Магнитскому, юристу, погибшему в тюрьме, трагически погибшему, имеет самое отдаленное отношение. Задачей этого акта, по сути дела, является - я не сомневаюсь в этом нисколько – публичное унижение Российской Федерации. Публичное подчеркивание, что есть одна страна, которая правосудна, решения которой абсолютно правильные, где органы исполнительной власти могут решать за суд, кто виновен, а кто невиновен в том или ином событии. На это последовал консолидированный ответ российского парламента, 420 человек проголосовало вчера, как вы знаете, за «Закон Димы Яковлева», который вводит в ответ ограничения серьезные в отношении лиц, нарушающих права человека на международном уровне или конкретно права граждан Российской Федерации. Несомненно, этот неприятный момент в наших отношениях тоже останется частью уходящего, 2012 года. Я думаю, что год этот оказался в целом чрезвычайно насыщен событиями, чрезвычайно сложен. Вот говорят, верь, не верь в приметы, високосный год – это сложный или несложный год. Он оказался, несомненно, сложным. Но, тем не менее, это год, в котором мы сделали серьезный и осознанный выбор, мы стали взрослее. Мы вернулись к прямым выборам губернаторов, у нас увеличилось количество политических партий. Общество, выбирая между новой эволюцией и стабильным развитием, выбрало стабильное развитие. Это очень серьезно. Этот выбор был сделан под прицелом международных наблюдателей, под прицелом всех заинтересованных сил. Это означает, что общество российское, переболев определенными болезнями, получив прививку от этих болезней, сегодня имеет серьезный иммунитет и настроено на то, чтобы в дальнейшем собраться, двигаться вперед и становиться одной из, на мой взгляд, передовых стран мира. Ну, а чем запомнился для вас этот год, поговорим после выпуска новостей.
А.ИСАЕВ: Вот меня Буратино спрашивает, такой у нас есть один из пользователей, который присылает нам свои sms-сообщения, подписываясь при этом Буратино. Так вот он спрашивает меня, не боюсь ли я попасть в «список Магнитского». Уважаемый деревянный человечек, я не боюсь попасть в «список Магнитского». Я никогда не был в Соединенных Штатах Америки, не предполагаю туда ехать, у меня нет там ни счетов, ни имущества, ни недвижимости, поэтому даже мое попадание в «список Магнитского», физически никакие санкции, вытекающие из этого списка, в отношении меня применить невозможно. Но я не боюсь еще и по другой причине. Есть профессии, которые связаны с определенными вещами, что определенные профессиональные риски допускаются, которых нельзя бояться. Ну, не может бояться пилот летать. Не может бояться, скажем, человек, который моет окна, высоты. Не может подводник бояться закрытых помещений. Человек, который занимается политикой, не должен бояться, что против него могут быть применены какие-либо санкции, что им могут быть недовольны, что ему могут угрожать. Он должен быть всегда готов, любой политик, в демократическом обществе в первую очередь, всегда должен быть готов к отставке и всегда должен понимать, что эта отставка далеко не всегда зависит от его личных качеств, просто так могут сложиться обстоятельства. Он всегда должен быть готов к тому, что в случае смены политической системы, политической власти ему будут предъявляться различного рода претензии, и даже будут пытаться сделать из него козла отпущения. Это нормальные профессиональные риски. Если вы собираетесь заниматься политикой, надо иметь в виду, что они существуют. Но это так, небольшое лирическое отступление. Возвращаемся к 2012 году. Итак, чем для вас в первую очередь запомнится этот год? 788-107-0. Пожалуйста, слушаем вас. СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Роман, Москва.
А.ИСАЕВ: Добрый вечер, Роман.
СЛУШАТЕЛЬ: Я, конечно, на деятельность власти смотрю, вроде нормальные законы, я даже согласен, ужесточения, все вот эти поправки – все хорошо. Но для меня одно непонятным так и остается: почему мы живем в стране, в самой богатой стране мира природными ресурсами, национальным богатством, нефть, газ, но у нас постоянно только одни штрафы, штрафы? Я не чувствую, что я живу. Вот Саудовская Аравия, там люди чувствуют, что они живут в самой богатой стране, а я не чувствую, все только штрафы, все только мы должны, мы должны: повышение пенсионного возраста, повышение штрафов и так далее. Я согласен с деятельностью власти, но не чувствую никакого улучшения, только все я должен платить и платить.
А.ИСАЕВ: Роман, спасибо за ваши вопросы, которые вы задаете. Честно могу сказать, я тоже иногда думаю, не пережимаем ли мы со штрафами. Но, тем не менее, сразу первое, что хочу сказать, конкретно по штрафам. Увеличение штрафов, которое принималось по ряду направлений, я так думаю, что в первую очередь имеется в виду штрафы, связанные с дорожным движением, они имели в виду только одну цель, разумеется, это не фискальная функция, это не попытка собрать какие-то деньги в бюджет, это попытка навести порядок. Удачно или неудачно, трудно сказать. Наверное, нужно, чтобы прошел определенный опыт. Я могу честно сказать то, что я наблюдаю своими глазами: 2-3 года назад не пропускали пешеходов на переходе. Если вы стоите на переходе наземном, вам надо было дождаться паузы, когда машин нет, и бегом, рысью перебежать. Иногда водители снисходительно относились к старушкам, которые переходили улицу. А так, в принципе, не пропускали. Сейчас пропускают. Сработали на это штрафы? Думаю, что сработали и штрафы тоже. Количество ДТП, в нетрезвом виде совершенных. Мы увеличили штрафы, тем не менее, ДТП продолжаются. Сейчас будут предприняты еще более жесткие меры воздействия, в конце концов, это сработает и, в конце концов, люди будут бояться, физически бояться садиться за руль в нетрезвом виде. К сожалению, это относится к каждому из нас, к нам всем. Мы так привыкли часто обходить законы, чтобы для того, чтобы выполнять законы, даже когда это связано с нашей собственной жизнью, жизнью и безопасностью окружающих нас, приходиться применять такие меры насильственного воздействия. Теперь по поводу сравнения нас. Что Норвегия, что Саудовская Аравия – это страны с очень малым населением на очень большое количество ресурсов. У нас количество населения, слава богу, побольше на то же примерно количество ресурсов и сама по себе территория у нас в этом отношении все-таки не Саудовская Аравия и не Норвегия. Громадная часть нашей территории находится в районах крайнего Севера и приравненных к нему местностей. Это значит, между прочим, что единицы выпущенной продукции априори при той же производительности труда в России по себестоимости будет выше, потому что будут более высокие энергозатраты, связанные и с освещением там, где сегодня полярная ночь, и с отоплением помещений регулярным, и просто энергозатраты и передачи, кстати, электроэнергии, передачи в мороз. Поэтому нам в этом отношении, в силу нашей территории, будет сложнее. Для того, чтобы добиться тех же результатов, каких добиваются некоторые маленькие компактные и более южно расположенные страны, нам нужно, в общем, чуть больше работать. При этом есть одна особенность нашего национального характера. Тут мне сегодня, кстати, рассказали, я об этом раньше не задумывался, о том, что есть очень четкое такое деление, градация, которая проходит меридиан, который проходит через Польшу. Он связан с традициями ведения сельского хозяйства, ведь с этого начиналась любая экономика, сельскохозяйственное производство было основным. Так вот в странах, которые находятся южнее, теплее, у них год длится дольше рабочий, работающий год. А что касается нас, у нас сезон, во время которого можно вырастить и убрать урожай, значительно короче. Это означает, что у нас национальная привычка к рывковой работе, к аккордной работе, к тому, чтобы сделать рывок, поработать, так уж поработать, но зато потом расслабиться подольше. Я по себе это дело замечаю. Когда учился на дневном отделении в высшем учебном заведении, то сосредотачивался главным образом перед предстоящей сессией. Вернемся, опять-таки, к обсуждению итогов нашего года. Вы в эфире.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Сергей Алексеевич.
А.ИСАЕВ: Добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬ: Андрей Константинович, главный итог уходящего года, с точки зрения государственной политики, это отсутствие какого-либо ощутимого общественного, политического прогресса, достижений. Смотрите, однобокая сырьевая экономика, как сказал Владимир Владимирович, он признал это, нас не устраивает. Но она же остается составляющей развития страны? Остается. Это он признал. Он так же признал, что мы потеряли, как страна, нравственные ориентиры. Открыто это признал. Раньше этого никогда вслух не говорилось. Признано так же, что из школы ушла главная составляющая обучения – это воспитание. И он, спустя 12 лет, это так же признал, что это надо возвращать в школу. И, наконец, главный удар был нанесен по опоре России - по ее армии. Вы за год слышали хоть от президента хоть раз, чтобы он сказал четко и ясно, что наша армия готова к любому отпору любого агрессора, откуда бы она ни исходила? Такого не было, были обтекаемые формулировки.
А.ИСАЕВ: Сергей Алексеевич, вы поставили очень важные вопросы, я их все зафиксировал, это однобокая сырьевая экономика, нравственные ориентиры, воспитание в школе и наша армия.
А.ИСАЕВ: Сергей Алексеевич, позвонивший нам перед рекламной паузой, поставил вопрос, он сказал, что нет достижений. Он согласился, кстати говоря, с оценками, которые прозвучали в выступлении Путина, видимо, он имел в виду и послание президента, и выступление во время пресс-конференции Владимира Владимировича Путина, где тот назвал недостатки имеющиеся: однобокая сырьевая экономика, отсутствие нравственных ориентиров, отсутствие воспитания в школе и Сергей Алексеевич добавил еще ситуацию, связанную с армией. Потому что никто, как он сказал, из руководителей не сказал, что наша армия готова выполнить любую задачу. Что по этому поводу могу сказать? Однобокая сырьевая экономика складывалась у нас довольно долго и трудно ожидать, что в течение одного года, двух лет нам удастся эту ситуацию резко и радикально изменить. Тем не менее, изменения происходят. Вот Путин на пресс-конференции назвал цифры, он сказал, что в этом году - может быть, впервые - у нас несырьевой сектор экономики рос быстрее и составил большую часть прироста в отличие от сырьевой экономки, от экономики, связанной с поставками нефти и газа. Почему так вот, поставка нефти и газа? Я просто напомню, что таковая наша экономика сложилась фактически к 80-м годам, когда у нас было несколько товаров, которые имели в условиях закрытой государственной экономики реальную цену, - это нефть и газ. В этот период мы строили как раз Уренгой-Помары-Ужгород и так далее, и тому подобное. Это наша оборонная промышленность, на которую мы никогда не жалели средств и, видимо, делали правильно в той ситуации. И, к сожалению, на этом, пожалуй, можно сказать, все. В какой-то мере наука. Но мы так же помним, что в конце 80-х годов наша легкая промышленность работала в основном на склад, никто из нас не хотел покупать выпущенные у нас здесь ботинки, пальто, костюмы, предпочитали искать импортное, пусть даже из стран Восточной Европы. Мы помним, как научно-исследовательские институты, их основным фактором использования стала посылка на картошку и на овощебазы. И, разумеется, такая экономика не была конкурентоспособная. После того, как рухнул Советский Союз, развалилась, распалась страна, мы стали выживать только за счет того, что было конкурентоспособно, - это нефть и газ. И мы развивали, максимально выжимая из этого сектора, все, что возможно для того, чтобы содержать социальную сферу, чтобы выплачивать пенсии миллионам советских пенсионеров, чтобы сохранять обороноспособность в каком-то виде и так далее, и тому подобное. Сейчас стоит задача сокращать долю нефти и газа не за счет сокращения добычи соответствующих полезных ископаемых, а за счет того, что будут развиваться другие секторы экономики. Это делается, но ожидать, что это произойдет одномоментно, не приходиться. Вторая важная тема – это нравственные ориентиры. Я тоже хочу напомнить, что, конечно, сейчас мы все с вами прекрасно понимаем, что без определенных нравственных ориентиров, без государственной воспитательной политики, я бы даже так сказал, мы обойтись не сможем. Но ведь мы вышли в конце 80-х, в начале 90-х годов, плюясь и говоря о том, что нам надоели собрания, ленинские зачеты, вдалбливание одних и тех же истин прописных и так далее, и тому подобно. Нам хотелось в этом смысле абсолютной свободы. Мы говорили, вот как замечательно люди живут. У нас существовала в массовом сознании такая пасторальная картинка о том, что есть абсолютная свобода. Я прекрасно помню, как люди более старшие ссылались на книжки Спока о том, что дети должны расти чуть ли не как цветы и главное – ни в чем не ограничивать, они при этом сами вырастут каким-то образом и так далее, и тому подобное. Это была общая болезнь. Мы переболели этой болезнью и сейчас мы понимаем, что так жить нельзя, что это угроза обществу. Сейчас это осознание пришло на государственном уровне, и Путин ставит вопрос. Но ведь был период, когда сама по себе постановка вопроса о том, что мы ставим некие цели воспитательные государственные, уже вызывала отторжение «вы что, это авторитаризм, вы пытаетесь навязать государственную идеологию» и так далее, и тому подобное. Сейчас будет возвращаться и воспитательная функция в школу. Поэтому я думаю, что в закон об образовании, который принят, еще нам предстоит принять определенные серьезные поправки и изменения. Это задача, которая перед нами будет стоять. А что касается армии, здесь ответить легче всего. Я просто напомню, что Алексей Леонидович Кудрин ушел в отставку в прошлом году из-за своего несогласия с позицией президента и правительства, главы правительства, которые резко увеличили расходы на оборону в нашей стране. Предполагается очень качественное перевооружение армии и достаточно существенный рост заработных плат, сегодня опять офицер становится престижной профессией, рост числа контрактников. В конце концов, если бы эти усилия не предпринимались годами и накапливались, в 2008 году, когда у нас возник конфликт вокруг Южной Осетии и когда с нами, к сожалению, наша бывшая союзная республика Грузия воевала американским оружием (американским оружием, обращаю ваше внимание, не самым низкокачественным в мире), так вот в этом случае нам удалось одержать победу. Удалось одержать победу. Я думаю, это означает, что обороноспособность в нашей стране, по крайней мере, растет. Потому что в 1999 году, я вам напомню, с трудом удалось сформировать бригаду, которая сумела противостоять натиску не регулярной армии, а чеченских террористов и сепаратистов ичкерийских, которые шли. Если бы не усилия дагестанского ополчения, которое противостояло им несколько дней, они, не знаю, куда могли бы дойти. Поэтому ситуация меняется к лучшему, меняется пока медленно, но надеюсь, что нашими общими усилиями будет меняться быстрее. Давайте послушаем еще звонок.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.
А.ИСАЕВ: Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Начнем с конца, с армии. У нас армия хорошая у «ЛУКОЙЛа». Вы знаете, как туда отбираются?
А.ИСАЕВ: Скажите, как вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬ: Сергей Дмитриевич. Вы относитесь к категории Починка, вот у нас починковщина есть такая, сказочная. Вот скажите, «ЛУКОЙЛу» зачем такие стрельбы каждый день охрана проводит, туда набирается очень строго? Вот зачем нефтяным компаниям такие строгие армии? Зачем нам столько охраны? А мы не можем в дивизию набрать, чтобы защищаться. Давайте так скажем, честно, продовольственной безопасности в стране нет? Нет. Что сделал президент? Кулаком стукнул. Дали денег? Не дают денег сельскому хозяйству. Нет продовольственной безопасности. С армией нет безопасности. 90-е годы, 2000-е. Есть волевое решение и будет все, но для этого надо начать с головы.
А.ИСАЕВ: А что вы предлагаете, Сергей Дмитриевич?
СЛУШАТЕЛЬ: Честно?
А.ИСАЕВ: Да.
СЛУШАТЕЛЬ: Сказать стране, что у нас катастрофа, обозначить направления и векторы промышленных, сколько мы будем куда вкладывать, кто будет отвечать, за какие сроки сделаем. Где наши радивые хозяева?
А.ИСАЕВ: Мобилизационная экономика, правильно я понимаю?
СЛУШАТЕЛЬ: А другого пути нет. Если страну с колен поднять, я считаю, что так.

А.ИСАЕВ: Сергей Дмитриевич, ваша позиция понятна, и мы разбирали ее в одной из наших программ. Мобилизационная экономика показывает свою эффективность на определенном уровне исторического развития. Я могу сказать, что в 30-е годы в Советском Союзе была активно использована мобилизационная экономика. Я не буду сейчас даже произносить дежурные фразы, связанные с репрессиями, которыми сопровождалась мобилизационная экономика в нашей стране, я скажу, что в этот же период, в 30-е годы, например, элементы мобилизационной экономики были использованы в Соединенных Штатах Америки Франклином Рузвельтом, который проводил чрезвычайно жесткий курс. Кстати, Рузвельт четырежды избирался президентом (это к тем сторонникам американской демократии, которые нас постоянно критикуют). Чрезвычайно жесткий курс. Рузвельт требовал, ежедневно чтобы ему приносили сводки голосований в Конгрессе, и следил за тем, чтобы депутаты Конгресса, даже представляющие другую партию, голосовали так, как надо, поскольку он проводил очень жесткие решения. Но все это осталось в прошлом. Почему? Потому что это все характерно, с помощью мобилизационных средств можно было построить в 20 веке индустриальное общество. Управлять уже этим индустриальным обществом такими методами нельзя. Можно выгнать людей для того, чтобы они построили железную дорогу. Можно, чтобы они положили стены, поставили заводы. Но если мы хотим, чтобы у нас была инновационная экономика, то нам нужны творческие люди, которые будут что-то придумывать, сочинять. Делать это по приказу невозможно. Людей можно только заинтересовать. Это сложный процесс, это надо делать, за это надо бороться, вот это предлагает Путин в значительной мере. Удается или не удается? Наверное, нам всем и Владимиру и нам, как правящей партии «Единая Россия», удается далеко не все. Я думаю, что те люди, которые выходили на Болотную площадь, на площадь Сахарова, выражали недовольство, там были разные люди. Были и те, кто просто использовал это как повод, и те, кто потусоваться, были и те, у кого накопились реальные проблемы, кого раздражает бюрократический аппарат, его неповоротливость, то, что нужно по 10 справок собрать, мздоимство, которое, к сожалению, распространено среди чиновников. Это объективная реальность, мы ее видим. Мы честно говорим, что мы не являемся волшебниками, которые могут переломить спичку и все одномоментно изменится, прекрасно улучшится и так далее, и тому подобное. Мы говорим, нам никто не завезет не то, что с Марса, из соседней страны не завезет к нам новых полицейских, будем жить с теми, какие есть, и будем добиваться того, чтобы те полицейские, какие есть, проявили свои лучшие человеческие качества. Нам никто не завезет новых чиновников, будем жить с теми, какие есть. И у них тоже прекрасные человеческие качества, они пошли работать на государство, на общество, давайте эти качества в них будить, стимулировать, всячески поддерживать, оберегать их в этом смысле, но последовательно наказывать тех, кто в данном случае ущемляет интересы людей. Это еще один очень важный момент. Мы всего этого сможем добиться, если будет достаточно высокая общественная активность. Ни в одной стране мира нет такого, чтобы каждый гражданин был общественно активен, но нужно, чтобы была достаточная общественная активность. Вот я постоянно слышу, поскольку сам имею отношение к профсоюзному движению, разговоры о том, что «а вот у нас плохая профсоюзная организация». Я еще раз хочу повторить, если я слышу такой разговор, я всегда отвечаю, это значит, что вы сами плохие члены профсоюза, потому что никто за вас не создаст хорошую профсоюзную организацию, не изберет хорошего профсоюзного лидера. Сегодня есть достаточно инструментов, при помощи которых каждый из нас может влиять на принимаемые решения, на политику. Сейчас мы научились хорошо влиять на эту политику вот такими звонками, обращениями в студию, присылаемыми сюда письмами. Уверяю вас, это тоже очень важное дело. И мы видим, когда зашкаливает негатив, это значит, мы что-то делаем неправильно. Спасибо, что вы нас в данном случае поправляете. Но мы хотим пригласить еще к одному, мы хотим пригласить к тому, чтобы вы стали соавторами этой политики. Каждый на своем уровне, записавшись в наблюдательный совет, оценивая работу руководителей на местах, участвуя в выборах, избираясь в органы местного самоуправления, милости просим. Под лежачий камень, что называется, вода не течет. А я хочу сказать, что я верю в Россию, я верю в каждого из вас. Я хочу сказать, дорогие друзья, что эта программа «Атака Исаева» была для меня очень важна, очень ценна, в том числе и потому, что мы с вами, не боясь, обсуждали самые сложные вопросы. Я хочу поблагодарить сотрудников Русской службы новостей, радиостанцию, которая предоставила нам такую возможность, обсуждение этих вопросов. Что это обсуждение будет в разных формах постоянно длиться, по крайней мере, до тех пор, пока я буду заниматься политической деятельностью, я буду стремиться к этому. Я хочу вам пожелать всем хорошего Нового года, удачи в Новом году, удачно отпраздновать и встретить Новый год. Этот новый год, 2013 год, я надеюсь, что он станет стабильным, хорошим. Помните, как мы в свое время вспоминали 1913 год 20 века и все сравнивали с ним? Вот я хочу, чтобы 2013 год 21 века был бы для России не менее успешным. С наступающим вас Новым годом и всего самого доброго!