Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

4. Предложения ЦСКП для новой программы партии "Единая Россия"

Публикации в СМИ

09-10-2012

"Атака Исаева" 30 выпуск

А.ИСАЕВ: Добрый день или добрый вечер. У микрофона Андрей Исаев. А вот гостей у меня сегодня не будет. Я звал на нашу встречу Игоря Юргенса, который является вице-президентом Российского союза промышленников и предпринимателей, предполагал обсудить с ним пенсионную реформу. Ее мы обязательно обсудим, но без него. Игорь Юрьевич, к сожалению, из-за занятости, из-за командировки прийти не смог. Не хочу говорить долго о политических событиях, которыми как всегда была насыщена нынешняя неделя. Наверное, остановлюсь только на двух важных обстоятельствах. Первое, Брянский областной суд снял с выборов, принял такое решение исполняющего обязанности губернатора, действующего практически губернатора Николая Денина — представителя партии «Единая Россия», к которой я, в том числе отношусь. С одной стороны хочу сказать, что не согласен с решением Брянского областного суда, и мы будем поддерживать нашего кандидата, который будет оспаривать это решение в Верховном суде. С другой стороны, просто обращаю внимание господ — оппозиционеров. Можно сколько угодно рассказывать о том, что у нас суд зависит полностью от администрации; о том, что все выборы предопределены заранее. Вот яркий пример: долгие годы действовавший губернатор решением областного суда с выборов снят. Завтра выезжаю в Брянск, предстоят встречи с представителями профсоюзов, трудящихся. Будем разбираться внимательно в создавшейся ситуации, будем слушать мнение людей. Во всяком случае, это достаточно интересно и значимо. Наверное, впервые в истории наших выборов такое происходит. Еще раз подчеркну, мы уверены в том, что наш кандидат абсолютно чист и будем бороться за его восстановление. Вторая интересная история, которая произошла в политических событиях, — это показ вчера фильма «Анатомия протеста-2» по НТВ. Сам по себе фильм, на мой взгляд, сенсацией не является, потому что для всех уже давно очевидно, что белоленточное движение, все его проявление, как либеральное, националистическое, так и левое, левацкое прямо так скажем, поддерживается из-за рубежа, потому что там есть задача дестабилизации обстановки в нашей стране. Это было наглядно продемонстрировано. Веселее реакция господина Удальцова, который оказался одним из главных фигурантов данного фильма. Показывают кадры прямые его общения с представителем грузинского государства, где обсуждается и финансирование, и действия, направленные на дестабилизацию ситуации в стране. Сегодня господину Удальцову, в том числе на этой радиостанции, нашей радиостанции, задают вопрос: так вы там, на этих кадрах или нет? Он говорит: «Ну, вот пусть они и разбираются: я там или не я». Я, как советский ребенок, вспоминаю фильм «Адъютант его превосходительства», где советского чекиста, внедренного к белым, спрашивает мальчик: «Павел Андреевич, а вы шпион?», тот отвечает: «Видишь ли, Юра…». Ну, в данном случае все достаточно ясно и прозрачно, тут с Павлом Андреевичем все понятно. Но оставим в стороне то, что у нас принято последнее время называть «политикой» — это борьбу, дрязги, споры различных политических группу. Я предлагаю сегодня в этой программе обсудить то, что является настоящей и реальной политикой, то, от чего будет зависеть и судьба старшего поколения в нашей стране сегодня, и судьба каждого из нас, потому что каждому из нас, если мы доживем благополучно, предстоит стать пожилым человеком, предстоит выйти на пенсию, получать эту пенсию. Что будет происходить с пенсионной системой в России? На днях, а именно 1 октября, правительство представило президенту Российской Федерации проект концепции развития пенсионной системы на ближайшие годы. Почему потребовалось составление этого нового проекта? Ведь мы с вами прекрасно помним, что на самом деле у нас много раз менялись правила игры в пенсионной системе. Первый раз, когда мы отошли от советского государства, в котором все было едино: и банк, и собственность, и все это был единый карман, из которого назначались и выплачивались пенсии. Был создан Пенсионный фонд, попытались создавать принципы страхования. Потом, в 1998 году левое большинство Государственной Думы по своей инициативе, автором был член группы «Народовластие» господин Аничкин, но голосовали за это активно коммунисты, приняла 113 федеральный закон, в соответствии с которым попыталась утвердить страховые принципы, то есть зависимость будущей пенсии от заработной платы. Эта попытка была признана многими неудачной, потому что они одним решением запретили работающим пенсионерам получать пенсию в полном объеме. Отменили так называемые страховые периоды, то есть за период учебы в высшем учебном заведении, отпуск по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет, а также за период службы в армии — не выплачивалась пенсия. Эти периоды как бы вычеркивались из стажа, хотя в советские времена они в стаже присутствовали. В данном случае такое решение было принято. И второе, в этой формуле было такое двусмысленное выражение: с одной стороны, максимальный размер пенсии был ограничен коэффициентом 1,2, то есть на 20% максимальная пенсия могла превышать среднюю заработную плату по отношению к расчетному периоду; а с другой стороны, фигурировал коэффициент 0,7, то есть 70% максимальный размер пенсии. Это породило массу судебных исков, разбирательств. В конце концов, Конституционный суд разъяснил, что имеется в виду 0,7 — 70%. В 2002 году состоялась новая пенсионная реформа. И вот сейчас та, по которой мы живем, пенсионная реформа, которая предусмотрела базовую часть пенсии, одинаковую для всех; страховую часть пенсии; и для будущих поколений пенсионеров, ныне работающих, возможность формировать накопительную часть пенсии. И вот сейчас вдруг потребовались новые изменения. Зачем? Могу сразу сказать, как человек, занимающийся социальной политикой многие годы, надо исходить из принципа — не чеши там, где не чешется. Если бы не было острой необходимости принимать решения в пенсионной системе, наверное, их стоило бы не принимать, ну, кроме как решение о повышении пенсий, индексации и тому подобное. В чем же эта необходимость?

А.ИСАЕВ: Еще раз добрый вечер. У микрофона Андрей Исаев. Я председатель комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Государственной Думы. Мы говорим о предстоящих изменениях в пенсионной системе, почему необходимы эти изменения. Хочу еще раз напомнить то, что говорю каждый раз, когда веду эту программу. Я не являюсь журналистом, задача которого сохранять некую объективность, стоять над схваткой. У меня есть своя, собственная позиция. Но вашу позицию вы также можете отразить, направив нам SMS-сообщение по телефону               +7-925-101-107-0         +7-925-101-107-0 или на наш сайт rusnovosti.ru. Через некоторое время мы подключим телефон прямого эфира 788-107-0, и обязательно будем сегодня голосовать. Итак, я обещал в начале нашего часа сказать, почему потребовалось изменение в пенсионной системе. Дело в том, что мы вошли в сразу два демографических кризиса, точнее, в две демографические проблемы. Первая, это общая тенденция старения нации, которая наблюдается не только у нас, но она наблюдается практически во всех развитых странах. У нас растет доля населения старше 60-65 лет. С одной стороны это хорошо, это означает, что у нас увеличивается продолжительность жизни; с другой стороны это означает, что меняется соотношение между работающими и пенсионерами, между количеством работающих и количеством пенсионеров. Если сохранится нынешняя тенденция, то, как говорят демографы, как говорят специалисты, как говорят исследователи: к 2030 году у нас на одного работающего будет один пенсионер. Понятно, что для того чтобы создать для пенсионера достойные условия труда, мы должны будем всерьез, качественно увеличивать то, что будем брать с работающего. Вторая проблема она более прикладной характер носит — это демографический кризис, который начинается именно сейчас. Дело в том, что именно сейчас на работу приходят те, кто родились в 90-е годы. А мы помним, что именно на этот период пришелся огромный спад. Это период распада практически страны; это период, когда люди были недовольны тем, что происходит вокруг, когда не торопились создавать семьи; была неустойчивость, непонимание того, как страна будет развиваться. В этот период, мы помним, закрывались целые детские сады, потому что не было детей; закрывались классы, потому что не было детей, и сокращалось количество учителей. Вот сейчас эти поколения входят в рабочую жизнь, становятся трудящимися. И здесь мы ощущаем такой зияющий, огромный провал. И в этом ситуации, конечно же, нам нужно думать о том, что сделать для того, чтобы при росте количества пенсионеров и сокращении количества работающих, мы не сокращали бы пенсии, более того, поставили бы, реализовали бы условия нынешние, прямо скажем, очень скромные пенсии в нашей стране сделать гораздо более достойными. Что для этого можно и нужно осуществить? Должен сказать, что в правительстве по этому вопросу велись очень большие споры, и я рад тому, что в итоге возобладала не концепция Министерства финансов, а концепция Министерства труда. Напомню вкратце, что Министерство финансов и Министерство экономического развития, финансово-экономический блок настаивал на нескольких факторах. Первое, это повышение пенсионного возраста: они утверждали, что это единственное решение, ссылаясь на западные образцы. Это временная приостановка индексации и пенсий, то есть фактическое их замораживание, а значит, в условиях инфляции — снижение покупательной способности в течение определенного ряда лет. Это ставка на накопительную часть, ориентация всех ныне живущих — молодых работников и работников среднего возраста на то, что если вы хотите получать пенсию в будущем, то вам нужно создавать некие накопления, на них вы и будете жить. А государство вам будет выплачивать некое минимальное пособие, чтобы вы не умерли с голоду. Если так кратко говорить — это то, что предлагал финансово-экономический блок правительства. Я очень рад тому, что новое созданное по инициативе, в том числе и нашего комитета, и профсоюзов, Министерства труда, в данном случае вступило в бой, обратилось к общественному мнению, создало группу межведомственную, в которую вошли представители всех сторон социального партнерства, всех заинтересованных лиц, различного рода эксперты, и добилось того, что подход финансово-экономического блока правительства отвергнут. Не будет повышения пенсионного возраста, не будет замораживания пенсий, не будет сделана, однозначно, сразу говорю, ставка на накопительную часть. Накопительная часть, которая на сегодняшний день не работает. А что же тогда делать? Откуда взять средства для того, чтобы пополнить существующий Пенсионный фонд, решить проблему дефицита Пенсионного фонда? Потому что на сегодняшний день те поступления, которые идут в Пенсионный фонд из федерального бюджета — это поступления от продажи нефти и газа. Мы с вами прекрасно понимаем, есть хорошая, что называется нынешняя экономическая конъюнктура — есть средства для того, чтобы направлять деньги в Пенсионный фонд. Будет похуже конъюнктура — этих средств не окажется. Что для этого делать? Предлагается несколько решений. Решение номер один — это решение института досрочных пенсий. На сегодняшний день у нас на пенсию досрочно, из-за вредных и опасных условий труда, уходит примерно треть пенсионеров. Это огромная цифра. У нас сейчас десяток миллионов людей, вышедших на пенсию досрочно, и каждый третий пенсионер ежегодно — это человек, который уходит на пенсию еще раньше нынешнего, одного из самых низких пенсионных возрастов в Европе. Выходит, наверное, правильно, потому что у людей вредные и опасные условия труда. Но для чего создавались досрочные пенсии? Они создавались для того, чтобы человек, выйдя на них, прекратил работать в этих вредных и опасных условиях труда и подольше пожил, сохранил себе здоровье. Поскольку пенсии эти не очень велики, люди продолжают работать. На сегодняшний день уже такие данные: 75% людей, получив досрочную пенсию, продолжают работать там же, где они работали до этого. Таким образом, изначально провозглашенная цель досрочных пенсий не достигается. Получается, что досрочные пенсии выступают вроде некой доплаты к заработной плате человека, и фактически решают финансовые проблемы частных работодателей, которые используют труд этих людей во вредных и опасных условиях. Сами частные работодатели — это владельцы нефтяных компаний, газовых, строительных, химических отраслей — они в этом случае вообще освобождены, мы фактически датируем этих частных работодателей, мы все, через Пенсионный фонд. Так вот предлагается от этого отказаться и по существующим сейчас спискам вредности (известен список № 1 и список № 2) установить доплаты, начиная с 2013 года. За каждого человека, уходящего на пенсию досрочно, с 2013 года по первому списку (это наиболее вредный список), работодатель будет платить 4% в Пенсионный фонд; по второму списку — 2%. С 2014 года эти цифры соответственно вырастут до 6% и 4% и в 2015 году достигнут 9% и 6%, то есть реальной стоимости досрочного выхода человека на пенсию. Это будет означать, что Пенсионный фонд дополнительно получит около триллиона рублей, это будет означать, что он сможет спокойно проводить индексацию пенсий всем пенсионерам: и досрочникам, и тем, кто выходит на пенсию в срок. Не будет такой проблемы дефицита, которая существует в настоящий момент. Понятно, что у работодателя это восторга особого не вызовет. Но в этой связи им предлагается два выхода. Выход номер один: это создание корпоративных пенсий, то есть собственных пенсионных фондов, где они возьмут на себя обеспечение пенсионное своих работников, выходящих досрочно, либо проведение работ по тому, чтобы количество вредных, опасных производств сократилось, и в этом случае люди выходили бы на пенсию вовремя. К обоим этим предложения я отношусь осторожно и предлагаю их очень внимательно обсудить. Потому что не надо спешить с корпоративными пенсиями, чтобы это не было тяп-ляп, лишь бы отделаться от людей. Во-вторых, не надо делать так, чтобы те места, которые раньше были вредными, вдруг были бы объявлены безопасными, люди бы работали точно также, но при этом выходили бы на пенсию позже. Вот что нужно сделать для того, чтобы этого не произошло, поговорим после небольшой паузы.

А.ИСАЕВ: Еще раз напоминаю, у микрофона Андрей Исаев. Я председатель комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов. Я говорю в таком монологовом режиме. Очень много информации, которую я должен сказать, прежде чем мы перейдем к полноценному обсуждению. Вижу ваши SMS-сообщения и рассчитываю получать ваши звонки. Итак, мы остановились на том, что за тех, кто уходит на пенсию досрочно, теперь работодатели будут платить, и это правильное решение. Но мы должны сделать так, чтобы при этом работодатели не объявили, что у нас места стали безопасными и мы ничего платить не хотим. Поэтому нужен нормальный, полноценный закон об аттестации рабочих мест; нужно, чтобы аттестация обязательно проводилась с участием профсоюзов. В том случае, если мы реально видим: раньше человек кочергой в плавильной печи ворочал и поэтому выходил на пенсию досрочно, а сейчас он сидит перед компьютером и управляет сложной машиной, которая занимается тем же самым процессом, но он тоже уходит на пенсию досрочно, потому что никто не пересматривал список. Это одна ситуация. Другая ситуация, когда вредность сохраняется и в этом случае никто не должен лишить человека права на досрочную пенсию. Наоборот, если будет формироваться корпоративная система, то есть система для отдельных профессий, эта пенсия должна стать выше, чем она на сегодняшний день, для того чтобы люди реально могли на нее уйти, а не подвергать свое здоровье дальнейшим угрозам. Вторая важная составляющая — это самозанятое население. У нас на сегодняшний день около 2,5 миллионов человек — это люди, которые являются самозанятыми. Это индивидуальные предприниматели без образования юридического лица, нотариусы, адвокаты и огромное количество подобного рода граждан. Они платят сегодня взнос в Пенсионный фонд равный 26% от одного минимального размера оплаты труда. Минимальный размер оплаты труда у нас составляет 4611 рублей. Не сложно посчитать, там чуть более тысячи рублей в месяц. Минимальный стаж, который нужно платить такие взносы для того чтобы получить полноценную пенсию, составляет 5 лет. После этого человек, выйдя на пенсию, 20 лет будет получать пенсию никак не меньше 6 тысяч рублей. Мы с вами прекрасно понимаем, что если из одной трубы вливается, а из другой выливается, то должно быть равновесие. Если у нас самозанятые платят в 6 раз меньше, чем в дальнейшем будут получать, это значит, что все остальное доплачиваем мы за них. Поэтому предлагается поэтапно поднять до разумного предела взносы самозанятого населения. Это также нами поддерживается. Наконец, последний вопрос, который вызывает наибольшие споры, этот вопрос связан с так называемой накопительной частью пенсии. Напомню, что начиная с 2002 года у нас для граждан, сначала для всех, но потом, в дальнейшем для тех, кто моложе 1967 года, действует принцип: из 26%, которые выплачиваются от их заработной платы в Пенсионный фонд, 6% перечисляются на накопительный счет. И дальше они должны либо отдать это какому-то негосударственному пенсионному фонду и тот разместит эти средства, и будет их крутить и зарабатывать для них дополнительную пенсию; либо они молчат, так называемые молчуны, тогда их деньги направляет куда-либо государство. На сегодняшний день у нас меньше 20% выбрали негосударственные пенсионные фонды, деньги там каким-то образом крутятся, доходность не очень, прямо скажем, высокая. Подавляющее большинство, больше 80% — это «молчуны», которые свои деньги никуда не направляют. Государство, имея дело с таким количеством (речь идет о десятках миллионов людей), разумеется, боится рисковать и размещает это в низкодоходных, но надежных бумагах — бумагах «Внешэкономбанка». Стоимость этих денег оказывается крайне низкой, потому что ставка по этим бумагам — 6% годовых, ниже чем уровень инфляции. Получается, что эта накопительная часть не накапливается, а наоборот убывает. Что такое страховая часть? Это тоже наши деньги, которые учитываются на счету персональном каждого из нас, но они, что называется, с колес идут на выплату пенсий нынешним пенсионами. Государство при этом записывает эти деньги как свой долг перед нами, но деньги идут на выплату нынешним пенсионерам. Вот накопительная часть — это деньги, которые оторваны от того, чтобы платить нынешним пенсионерам, оторваны от солидарной системы, для того чтобы они якобы накапливались. Они не накапливаются. Более того, как показывают расчеты, при выходе на пенсию граждан 1966 года рождения, которые не участвуют в этой системе, и граждан 1967 года рождения, которые участвуют в этой системе, у тех, кто участвует, в среднем пенсия окажется ниже на 14%. Почему? Потому что страховая часть индексируется большее высоко. Она индексируется по росту заработной платы, по росту доходов Пенсионного фонда. Ее средняя индексация в год составляет 10-11%, а средняя индексация накопительной части 6,5%. Поэтому министерство предложило большую часть этой накопительной части — 4% передать в страховую, 2% оставить. Это вызывает различные споры. Я считаю, возможно, надо все деньги «молчунов» присоединить к страховой части. Это будет честнее и по отношению к нынешним пенсионерам, и по отношению к «молчунам» — у них только будет расти страховая часть. Тем, кто выбрал негосударственные пенсионные фонды, им, может быть, разрешить в дальнейшем работу с этими деньгами и дальше. Но это вызывает различного рода споры. Я в этой связи хотел бы предложить вам проголосовать. Те, кто считает, что накопительная часть в ее нынешнем виде ничего не дает, это просто отвлечение средств от того, чтобы выплачивать деньги нынешним пенсионерам, а речь идет о более чем полу-триллионе рублей, могут проголосовать по телефону 916-55-81. Те, кто считает, что накопительную часть в нынешнем виде надо сохранить, — 916-55-82. Итак, уважаемые слушатели, много разных элементов содержит эта концепция, но я сразу хочу сказать, что три основных я назвал. Это решение вопроса досрочных пенсий, это адекватные выплаты самозанятому населению и это решение проблемы накопительной части. Потому что сегодня она не работает, отвлекает средства от нынешних живущих пенсионеров и поэтому предлагается ее плавно, поэтапно, не нарушая прав тех, кто уже участвует в накопительной части (их меньшинство), присоединить к страховой. Что думаете по этому поводу вы? 788-107-0. Пожалуйста, слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. По-моему пенсия, которая полагается к выплате, рассчитывается на основании «коэффициента дожития», который 15 лет.

А.ИСАЕВ: Девятнадцать.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Поэтому если просчитать, те средства, люди, которые только вступают в трудовую жизнь, вероятно, уже смогут получить более от той части пенсии, которая именно за счет накопительной.

А.ИСАЕВ: То есть вы поддерживаете накопительную часть?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я понимаю, что для тех людей, которые не успели туда ничего положить, у которых пенсионный возраст уже подошел, для них, видимо, не имеет смысла. Тем более, как вы говорите, та часть индексируется в большем объеме. А вот для более молодых людей, очевидно, будет польза от накопительной части в будущем.

А.ИСАЕВ: Спасибо вам за вашу позицию. Обязательно обсудим ее после выпуска новостей. Еще раз добрый вечер. У микрофона Андрей Исаев. Я председатель комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Государственной Думы. Говорим о сложной, но очень важной для всех нас проблеме: о том, что будет представлять собой пенсионная система России в ближайшие годы. К сожалению, не успел представиться наш собеседник, который позвонил до выпуска новостей. Он сказал следующую мысль, вполне здравую. Он сказал, что конечно для работников старших возрастов, наверное, накопительная часть не очень позитивна, но те люди, которые только-только вступают в трудовую деятельность, они могли бы в этом поучаствовать и они могли бы, наверное, накопить себе более-менее приличную пенсию. Вы знаете, что я вам скажу, мой незнакомый друг, вынужден обращаться так, потому что не знаю вашего имени. Наверное, в ваших рассуждениях в отношении молодых работников есть определенная доля здравого смысла. Я просто напомню, что в 2002 году было принято решение о том, что все работники, независимо от того, хотят они участвовать в накопительной части или не хотят, насильственно были в эту накопительную часть включены. До сих пор, что называется ногами, 80%, которые нигде не размещают, ни в каких фондах эти средства, показывают, что им это безразлично. Наверное, к ним надо отнестись с уважением. Тем более, что мы деньги, которые за них платим, сейчас отвлекаем от выплат нынешним пенсионерам, еще раз подчеркнул, а речь идет о полу-триллионе рублей, и отвлекаем зря, потому что эти люди все равно не участвуют в накопительной части. Для тех, кто хочет участвовать в накопительной части, мне кажется, эти годы прошедшие, начиная с 2002-го (10 лет), они были своего рода преференцией. Им помогли сформировать изначальный капитал. Кроме этого, государство начало программу: если ты добавляешь тысячу рублей сам, то тысячу рублей тебе добавляет государство. И если еще работодатель добавит тысячу на твой накопительный счет, то работодатель будет освобожден в этом смысле от уплаты налогов на эту сумму. Поэтому, мне кажется, что такой толчок дан, и можно было бы для этих людей перевести накопительную часть в добровольную. То есть вы хотите копить себе дополнительную пенсию — дело благородное. Государство создало для вас определенные преференции, мы создали для вас изначальный капитал, мы готовы софинансировать этот капитал. Но давайте не отвлекать те средства, которые в обязательной части нам нужны на выплату пенсий нынешним пенсионерам, от того чтобы им эти пенсии выплачивать. Я напоминаю, те, кто считает, что накопительная часть в нынешнем виде не очень полезная и что лучше было бы присоединить ее к страховой, расходовать на выплаты пенсий нынешним пенсионерам и учитывать в будущем как обязательство государства перед теми, за кого эти деньги платятся, — 916-55-81. Те, кто считает, что нужно сохранить накопительную часть в ее нынешнем виде, что это важный составной элемент — 916-55-82. Мне пришло SMS-сообщение очень интересное: «Товарищ Исаев, как нам, молодым, рассчитывать на пенсию, когда пенсионная реформа постоянно меняется? В чем сложность создать такой механизм, как есть в развитых странах мира?» Расскажу, что есть сложность определенная. Она связана с тем, что те страны, которые вы называете развитыми, живут в условиях рыночной экономики уже много десятков лет. У них как бы есть отработанный механизм: накапливает человек пенсию и с этой пенсией уходит. У нас на сегодняшний день большая часть наших пенсионеров — это люди, которые ничего не накапливали, это люди, которые жили в другой системе. И мы, в любом случае, должны иметь очень сильный солидарный элемент для того, чтобы платить пенсию нынешним пожилым людям, нынешним пенсионерам. Просто пойти по «накопиловке», отказавшись от солидарного элемента, это значит бросить нынешних пенсионеров. Так, например, поступил Пиночет в Чили: он просто прекратил выплачивать пенсии; 25 лет никому никакие пенсии не платились, и за это время создавался накопительный элемент. Нам долго рассказывали, что эта система будет эффективной. В итоге кризис все равно коснулся накопительных пенсий в Чили. Но старики там могли выживать только за счет подаяния или поддержки собственных родственников. Такая была ситуация. Для того чтобы провести подобного рода реформу, напомню, понадобился военный переворот, концентрационные лагеря, преследование политической оппозиции и пытки. Давайте послушаем вашу точку зрения. Пожалуйста, добрый день.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня Павел зовут. Проблема в том, что накопительная часть — это хоть какие-то деньги, принадлежащие мне. Общий котел, который существовал и при Советском Союзе, и сейчас, и будет еще существовать, он не открытый, а закрытый. Добиться своей пенсии в итоге при выходе на пенсию, практически невозможно узнать, сколько ты будешь получать точно.

А.ИСАЕВ: Павел, а что конкретно вы накапливаете в этой накопительной части? Вы же не накапливаете товары, не накапливаете услуги, продукты, вещи. Вы накапливаете фантики. Вы уверены, что эти фантики через 20 лет будут стоит столько, что вам этого хватит?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А вы уверены, что накопительная корзинка, государство через 20 лет не скажет мне, что у нас опять дырка в бюджете, опять неоткуда брать денежки, опять у нас население маленькое, опять мы плохо работаем. Кто мне эти даст гарантии?

А.ИСАЕВ: Павел, в том случае, если вы участвуете в солидарной части, государство обязано обеспечить вам определенный уровень пенсионного обеспечения. Большой он будет или маленький, это зависит от того, насколько мы будем богаты, какая будет производительность труда. Я не являюсь сторонником накопительной части. Не боитесь ли вы того, что вы накопите какое-то количество фантиков, а потом эти фантики обесценятся абсолютно, а государство скажет «ну вы же не участвовали в солидарной части, поэтому живите на то, что накопили».

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: На данный момент мы участвуем в солидарной части и в накопительной части. Мы не отказываемся от солидарной части, и 20% от моей зарплаты идет в солидарную часть, и государство мне обязано за деньги. А вот за те 6%, которые в накопительной части, это уже моя ответственность. Сгорят моих 6% — без проблем. Вы мне отдайте ту часть, которая находится в солидарной части, а там находится 20% от моей заработной платы.

А.ИСАЕВ: Я понял, Павел. Скажите, пожалуйста, вы участвуете в работе НПФ какого-то определенного, то есть вы разместили свои деньги?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

А.ИСАЕВ: Павел, а если бы было предложено такое решение, которое предлагал в свое время наш комитет. Те, кто участвует, как вы, например, в системе НПФ, мы вас не трогаем, у вас остаются ваши 6%, вы также работаете в этой схеме, а те, кто «молчуны», их деньги передаются в страховую часть.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И я за это же. Но только, знаете, как нужно сделать, не так как у нас — сегодня решили, махнули шашкой и всё, а дать им какой-то срок: год или два. Если в течение двух лет они не определятся со своей накопительной частью, то тогда все деньги автоматически уходят государству и возврата больше к этой накопительной части у них нет.

А.ИСАЕВ: То есть вы такой вариант поддерживаете? РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно.

А.ИСАЕВ: Спасибо вам большое. На самом деле, еще раз повторю, комитет предлагает именно этот вариант. Есть разные позиции. Есть позиция, которая существует у правительства, оно предлагает сократить накопительную часть с 6% до 2%: 4% у всех — у «молчунов», и у активных участников накопительной системы отдать в солидарную. Есть позиция, которая существует у профсоюзов, они предлагают вообще все отдать в солидарную часть, а накопительная должна существовать за порогом обязательного пенсионного страхования. Хочешь накапливать — участвуй на добровольной основе в чем угодно и накапливай. И предложение, которое выдвигает наш комитет по труду, социальной политике и делам ветеранов, состоит в том, чтобы тем, кто участвует, их меньшинство, — им оставить как есть. Те, кто не участвует, через определенный период времени, если они не выберут, а я уверен, что они не выберут, это подавляющее большинство, передать их накопительную часть в страховую. При этом она будет более интенсивно индексироваться и при этом эти деньги пойдут на выплаты пенсий нынешним пенсионерам. Я напоминаю, что мы голосуем. Те, кто считает, что в нынешнем виде накопительную часть нужно реформировать и большую, по крайней мере, часть этих средств передать в страховую — 916-55-81. Те, кто считает, что не надо трогать накопительную часть пенсии — 916-55-82. Давайте послушаем еще ваши звонки. 788-107-0. Пожалуйста, слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня Ирина зовут. Мне 37 только-только. Я с 18 лет работаю. Вы знаете, во-первых, в 90-х годах зарплаты были все «черные». О чем вообще мы говорим? Что такое было 30 долларов тогда и что такое 30 долларов сейчас? Это одна часть вопроса. Вторая часть вопроса: я из тех 80 человек, потому что я в нашем государстве боюсь что-либо куда-либо передвигать и понимаю, что нигде никаких гарантий нет. Хотя я понимаю, да, конечно, я хочу гарантированную пенсию, я нормальный человек.

А.ИСАЕВ: То есть вы за то, чтобы передать накопительную в страховую и государство бы за это отвечало?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да.

А.ИСАЕВ: Ирина, вы говорили о том, что зарплаты у нас выплачивали «черную», то есть вы имеет в виду, что с них не платались взносы в пенсионный фонд, и поэтому в полном объеме пенсионные права не могут быть учтены?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Естественно. Вы поймите, это не желание людей, которые работают, это желание работодателя.

А.ИСАЕВ: Я понимаю, Ирина. Должен вас в этом смысле отчасти, может быть, обрадовать. Есть решение Конституционного суда прошлогоднее, в соответствии с которым человек обращался и говорил: «Это работодатель не платил за меня взносы, когда был обязан это делать. Я работал честно». И Конституционный суд сказал, что независимо от того поступили фактически взносы Пенсионному фонду или не поступили, но если человек честно работал, то в этом случае ему положена пенсия. Это проблема Пенсионного фонда — получил он деньги с работодателя или не получил.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А что значит, «честно работал»?

А.ИСАЕВ: Это означает, что если был оформлен трудовой договор, если оформлялась ваша заработная плата, то в этом случае, даже если работодатель не перечислил деньги, все равно Пенсионный фонд будет должен вам эту пенсию.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это тема для дискуссии, потому что вопрос в количестве денег. Да, я работала по трудовой книжке всегда. Но вопрос в том, что, условно говоря…

А.ИСАЕВ: Часть зарплаты платилась «в черную», минуя кассу.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, естественно.

А.ИСАЕВ: Ирин, тут я могу сказать одно: на самом деле я понимаю, что в данном случае работодатели обманывали всех нас, так скажем, когда говорили: «Давай я тебе заплачу сейчас «в черную», это будет означать, что там меньше налог, ты больше получишь». На самом деле, это привязывало человека к работодателю. Он мог заставить работать и за пределами нормального рабочего времени. Захочу заплачу эту часть, захочу не заплачу — и это одновременно делало человека в этом смысле социально уязвимым. Он мог претендовать, если вдруг он поссорился с работодателем, больничный — только на белую часть зарплаты, пенсию — только на белую часть зарплаты. Это та проблема, с которой надо активно бороться, потому что работник, не меньше чем государство, заинтересован в том, чтобы зарплата выплачивалась «в белую».

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так работали, наверное, три четвертых населения нашей страны. Вопрос: как они сейчас должны понимать, что в результате будет через 20 лет? У меня через 20 лет будет пенсия, я не понимаю, как мне будут платить.

А.ИСАЕВ: Сейчас выплачиваются взносы в полном объеме с вашей заработной платы?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Естественно.

А.ИСАЕВ: Это уже означает, что через 20 лет у вас будет 40 лет трудового стажа. Правильно я понимаю?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Практически.

А.ИСАЕВ: В этом случае по той формуле, которую предложило министерство, вы будете получать не менее 40% того заработка, с которого вы уйдете на пенсию.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А берутся последние пять лет, или за какой промежуток времени?

А.ИСАЕВ: Будет браться последний заработок. Вот тот заработок, с которого вы уйдете на пенсию, 40% от него вы должны будете получать пенсию.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: То есть если я последний год буду работать, условно говоря, за 100 тысяч рублей белых, то мне будут платить пенсию 40 тысяч?

А.ИСАЕВ: Во всяком случае, таким образом предлагает поставить вопрос министерство. Закон еще не принят, но обсуждение соответствующее ведется.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Честно, мне кажется, что это не в нашем государстве. Потому что доверять таким расчетам я не могу. Не будет государство у нас платить 40 тысяч. Сейчас если бы я вышла на пенсию при тех же условиях, оно будет платить мне 12 тысяч.

А.ИСАЕВ: 100 тысяч это очень высокая, прямо скажем, зарплата.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я специалист высокого класса.

А.ИСАЕВ: Расчет такой: когда ранее чем через 20 лет реально начнет работать эта формула — средняя пенсия должна достичь 24 тысяч рублей. Естественно, что у высококлассных специалистов она должна быть выше. Это сейчас кажется не очень убедительно. Я призываю вас, в ближайшее время будут опубликованы все эти материалы, посмотрите их внимательно. Я чувствую, что вы человек очень грамотный и разбирающийся, выскажите вашу точку зрения. Для нас это будет очень важно. Ее можно направить и к нам в комитет, и в министерство, и обратиться в профсоюзную организацию. Профсоюзы активно участвуют в обсуждении. Нам надо чтобы в итоге та пенсионная формула, та схема, по которой будет рассчитываться пенсия, чтобы это было принято реально обществом, чтобы общество считало — вот это справедливый подход. Поэтому чем больше людей примет участие в этом обсуждении, тем лучше.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Спасибо. А.ИСАЕВ: Вам спасибо, Ирина, за ваш звонок. Мы обсуждаем, наверное, самую важную на сегодняшний день в нашей стране проблему — проблему организации пенсионного обеспечения, а значит, проблему будущего каждого из нас. Напоминаю, что мы проводим голосование. По телефону 916-55-81 могут проголосовать те из наших слушателей, кто считает, что в нынешнем виде накопительная часть пенсии, существующая в системе обязательного пенсионного страхования, скорее, вредна, потому что не позволяет накопить серьезных пенсий, но отвлекает вполне серьезные деньги от выплаты пенсий нынешним пенсионерам. Те, кто считает, что накопительную часть необходимо сохранить, это залог, гарантия для будущих пенсионеров — 916-55-82. Продолжаем общаться с вами, уважаемые слушатели. 788-107-0. Пожалуйста, слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Дмитрий. Я проблему решения обеспечения Пенсионного фонда вижу в следующем моменте. Люди, не достигшие пенсионного возраста, должны иметь право на пенсию, но человек, продолжающий свою трудовую деятельность, должен получать зарплату, а не пенсию. Пенсия не должна быть каким-то довеском к зарплате.

А.ИСАЕВ: Вы предлагаете, чтобы пенсию не получали работающие пенсионеры?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Безусловно. Это будет справедливо и правильно.

А.ИСАЕВ: Знаете, здесь какая проблема. Дело в том, что почти такое решение принималось в начале 2000 годов, когда работающие пенсионеры получали пенсию не в полном объеме. Я вам объясню, почему государство от этого отказалось. На сегодняшний день у нас на так называемых условно нижних должностях в бюджетной сфере работают в основном пенсионеры: нянечки, технички, уборщицы, библиотекари, вахтеры — у них очень низкая заработная плата. Вместе с пенсией это более-менее реальный доход. Как только им сказали, что вы не будете получать пенсию в полном объеме, если продолжите работать, у нас начался массовый исход с этих должностей. И государство поняло, что ему надо либо резко поднять заработную плату на этих должностях, а поднять только на них невозможно, потому что мы не можем допустить того, чтобы уборщица получала больше, чем врач в больнице. Значит тогда надо поднимать всем. И в этом случае расходы государства выросли бы кратно по отношению к тому, что просто платить пенсию тем пенсионерам, которые сегодня работают. Вот в этом проблема.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: А военные пенсионеры, пенсионеры МВД, госслужащие?

А.ИСАЕВ: Военные пенсионеры и пенсионеры МВД получают свою пенсию. Это особый режим получения, они получают не из Пенсионного фонда, это пенсии, выплачиваемые государством. Там с государством есть контракт, что если они выслужили определенного количество лет, они получают пенсию. Что касается госслужащих, это вы задаете правильный вопрос, потому что это еще одно из предложений, которое мы предлагаем обсудить. Мы предлагаем ни для кого в стране пенсионный возраст не повышать. Для государственных служащих и депутатов всех уровней, освобожденных депутатов, мы предлагаем пенсионный возраст поднять до 65 лет. Что значит поднять? Нельзя запретить им уйти на пенсию, как и любому другому человеку, в 60 лет. Но вот доплаты, которые существуют, связанные с госпенсией, только с 65 лет. Это предложение тоже будет вноситься в самое ближайшее время.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ясно. Спасибо.

А.ИСАЕВ: Спасибо вам. Еще, пожалуйста, ваши звонки. 788-107-0. Слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Василий. Я хотел высказаться в поддержку той системы, которая существует сейчас. Наверное, хроническая болезнь в нашем обществе: есть законы — вопрос их исполнения и применимости. Аналогичная проблема с пенсионной системой. Я работаю, у меня достаточно высокооплачиваемая должность, я официально получаю свой доход. С первого же дня вступления новой реформы я перевел все свои накопления в «Тройку Диалог».

А.ИСАЕВ: То есть вы участвуете в пенсионных накоплениях активно?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да. Но что меня смущает. Во-первых то, что данная система ограничена лимитом. Например, получая три зарплаты своих, я уже набираю максимальный лимит тех отчислений, которые идут на мою пенсию.

А.ИСАЕВ: Добровольно вы можете отчислять столько, сколько считаете нужным.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я пока не решил, что наше государство заслуживает того доверия, чтобы перечислять больше. Надо начинать с малого. Тем не менее, та система, которая сейчас есть, она порочна, потому что я недавно для себя узнал, что наш Пенсионный фонд мои накопления за 2011 год до сих пор не перевел в «Тройку Диалог». Вопрос: чем занимаются наши уважаемые чиновники в Пенсионном фонде? Я уже написал соответствующее письмо и пытаюсь найти правду. Может быть, людей за неквалифицированное управление нашими пенсионными фондами стоит просто отправить на другую работу? Система хорошая, просто люди, которые ей управляют, боюсь, не очень квалифицированные.

А.ИСАЕВ: Спасибо Василий за ваш звонок. Мы немножко ограничены в лимите времени. Я хочу сказать, что на самом деле мы слышали разные точки зрения. Подводим итог нашего голосования. Тем не менее, несмотря на позицию Василия, к которой я отношусь с уважением, 85,2% считают, что в нынешнем виде накопительная система порочна, и лучше соединить средства со страховой частью. 14,8% — это примерное соотношение как раз «молчунов» и тех, кто участвует в негосударственной накопительной системе — 14,8% считают, что нужно сохранить. В любом случае, мы только начинаем очень серьезное обсуждение серьезнейшего вопроса. Еще раз подчеркну, для нас главное, для нас важно, чтобы выработанная формула, выработанный подход к тому, как должна работать пенсионная система, осознавалась как справедливая и поддерживалась бы большинством нашего общества, поэтому к этому вопросу будем возвращаться еще неоднократно. Услышим друг друга на «Русской службе новостей».