Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

2. Дума

Публикации в СМИ

11-06-2012

"Атака Исаева" 20 выпуск

А.ИСАЕВ: Добрый вечер или добрый день, у кого как складывается нынешняя суббота. Она рабочая, но она перед новыми большими праздниками, мини-каникулами. Напомню, что следующие дни — 10, 11 и 12 мы с вами отдыхаем. 12 числа День Российской Федерации. Меня зовут Андрей Исаев, я председатель Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Государственной Думы. Со мной сегодня вместе в студии депутат Государственной Думы, а совсем недавно токарь шестого разряда пермского завода «Стар», культовая фигура, по крайней мере в определенной среде, Валерий Владимирович Трапезников.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Добрый вечер.

А.ИСАЕВ: Мы будем говорить сегодня о положении рабочего класса в России, о рабочих России, тема, которая некоторое время назад еще была не популярной. Но прежде чем перейти к современному разговору, хотел бы сказать две вещи. Первая оговорка, которую я делаю всегда в нашем эфире, я хочу напомнить, что мы не журналисты, не профессиональные ведущие, что нашей задачей не является найти некую золотую середину. Мы действующие политики, общественные деятели, у нас своя точка зрения, и мы будем ее отстаивать. В том случае, если вы с ней согласны или не согласны, уважаемые слушатели, вы можете позвонить нам, направить SMS-сообщение и выразить вашу точку зрения. Для того чтобы сообщить вашу точку зрения по SMS, вы можете направить SMS по телефону +7-925-101-107-0 или на сайт нашей радиостанции rusnovosti.ru. Через некоторое время будет подключен телефон прямого эфира 788-107-0, но это через некоторое время. Пока мы поговорим, а потом обязательно будем еще и голосовать по одному важному вопросу, и надеемся на ваше активное голосование. Вторая оговорка, которую я хочу сделать, она касается прошлой нашей программы, прошлой нашей передачи. Я напомню, что в ней был не только я, но и мой друг и коллега, один из лидеров Федерации независимых профсоюзов России Сергей Некрасов, главный редактор профсоюзной газеты «Солидарность» Александр Шершуков. Мы говорили об очень печальных событиях, о 50-летии расстрела рабочей демонстрации в Новочеркасске. Тогда мы сказали, что это надо сделать памятной датой и что, наверное, правильно и грамотно — вспоминать погибших в Новочеркасске и одновременно использовать этот повод для того, чтобы проводить заседания трехсторонних комиссий, разбирать может быть застаревшие трудовые конфликты, добиваться того, чтобы они решались мирно и для того, чтобы голос рабочих был услышан. После этого появилась публикация в газете «Коммерсантъ», где не безызвестный журналист Кашин заявил о том, что якобы мы предложили сделать это праздником рабочего движения. В данном случае мы имеем дело с очевидной ложью и это констатируем. Почему я об этом сейчас вспомнил и сказал? Потому что сегодня же вышла еще одна публикация, тоже либерально настроенных авторов в той же газете «Коммерсантъ», где утверждается, что предложенный нами проект закона, запрещающий в России заемный труд, то есть ситуацию, когда работников принимает на работу некая контора «Рога и копыта», а фактически работу другого работодателя, который не несет ответственности ни за их судьбу, ни за то, чтобы платить за них, скажем, страхование от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний, ни за обеспечением отпуска, ни рассчитывает их как положено, в том случае, если вдруг что-то произошло. Так вот, мы хотим этот заемный труд запретить. Вся статья всё перевирает, с ног на голову ставит и утверждает, что якобы этим запретом мы приведем к тому, что в России не будет иностранных специалистов, и инфляция поднимется на 4-5 процентов. При чем здесь инфляция я вообще не очень понял. Что касается иностранных специалистов, то мы отдельно оговорили, на них этот закон в принципе не распространяется. Но мы готовы, мы об этом заявили, в том числе и тем, кто консультировал данную публикацию, что мы готовы сделать специальную оговорку в Трудовом кодексе, которая касалась бы привлечения иностранных специалистов. Речь-то ведь идет о другом, о том, чтобы человека не брали на металлургический комбинат, формально зачислив в агентство занятости, для того, чтобы он, как металлург, получал увеличенные отпуска, выплаты за вредность, чтобы у него считался стаж металлургический.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Пакеты гарантий были.

А.ИСАЕВ: Совершенно верно. Об этом идет речь, а не о том, чтобы запретить дорогу иностранным специалистам. Но, к сожалению, складывается так, что наши либералы не лгать не могут. Слово «ложь» и «либерализм», заявляю это в эфире, в Российской Федерации, наверное, скоро станут синонимами. А тема, которую мы хотим обсудить — это тема рабочего класса. И здесь вот почему мы хотели бы об этом поговорить тоже, вот в связи с нашими либеральными оппонентами отчасти. Наверное впервые за долгие годы рабочие заявили о себе в России как о серьезной политической силе. Это произошло во время президентской кампании Владимира Владимировича Путина, когда, мы помним, на улицы вышли те, кто назвали себя креативным классом. Ну, они, наверное, имели право быть недовольными многими сторонами нашей жизни. Наверное, они имели право быть недовольными и правящей партией, мы, как ее члены, признаем это. И, тем не менее, что поразило тогда неприятно, когда, мы помним, Игорь Холманских, начальник цеха «Уралвагонзавода» сказал о том, что для нас важна стабильность и важен порядок, у нас есть своя точка зрения. После этого в адрес Холманского, в адрес людей, которые стояли там, на «Уралвагонзаводе», посыпались просто оскорбления, их стали называть быдлом, говорить, что это не их дело, не их место. Вот креативный класс, те, кто собрался здесь на площади, это замечательные, прекрасные люди, с открытыми лицами. А вот те, кто там, это что-то отсталое, что-то существующее в нашей жизни просто как некое недоразумение. Креативный класс движет нас вперед, а рабочий класс как бы тащит назад. Это вызвало ответную реакцию. Рабочие, особенно на Урале, встали на защиту своей чести, достоинства, на защиту своих гражданских прав. Прошла череда митингов, в которых Валерий Владимирович Трапезников принимал очень активное участие. У микрофона Андрей Исаев. Вместе со мной в студии Валерий Трапезников. Мы обсуждаем рабочий класс России, его перспективы, его будущее. Мы хотим начать с вопроса, прочему рабочие России вот именно в эту президентскую кампанию так активно вмешались? Казалось бы, ну, вот здесь в Москве власть расположена. Почему вдруг рабочие встрепенулись на Урале и сказали, что для нас это важно, для нас это значимо, стали выходить на митинги. Или их сгоняли на эти митинги, Валерий Владимирович?

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Естественно, никто нас не сгонял. Но мне, я в то время еще работал на заводе, мне не понравилось, почему креативный класс, интеллигенция, которую я уважаю, может выходить на митинги и высказывать свою точку зрения, и они считают, что они правы, а почему мы, которые отработали не один десяток лет у станков, у мартенов, мы не можем высказывать свою точку зрения? Почему? Мы — большая прослойка в нашей огромной стране, и наш голос должен быть услышан. И, естественно, нас это возмутило. Вы вроде бы работайте, а политику делать будем мы. Это в корне неправильно. Ведь рабочие очень изменились. Я работаю на авиационном заводе, у нас большинство рабочих имеют среднетехническое образование. Они, конечно, не выходят на площади и не выходили никогда на площади, за исключением может быть 90-х годов, когда нам не платили заработную плату. Потом более-менее началась стабильность, и мы почувствовали, особенно на Урале, почему-то Москва шумит и шумит, а почему она шумит, нам было непонятно. У нас появились заказы. Да, не все заводы встали на ноги, но большинство заводов… Я в свое время очень много объездил по заводам и видел, что не благодаря, там, Путину или Медведеву, но по крайней мере та политика, которая стала проводиться в последнее время, она обеспечивает стабильность в государстве. Мы не можем уехать за границу, у нас нет там домов, вилл. Мы работам на заводе, у нас есть небольшие приусадебные участки, нам нужна стабильность, нам нужен заработок, нам нужно спокойствие, нам нужна цель в жизни, что мы работаем, наши дети пойдут учиться в нашей великой стране.

А.ИСАЕВ: Кстати, очень интересный момент. Не мы начали противопоставлять тех, кого называют креативный класс, возможно, интеллигенцию рабочим.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Не мы первые вышли, да.

А.ИСАЕВ: Это точно. Вот задается вопрос как раз, только что пришла SMS: «Объясните мне, дураку, что это за класс такой – креативный». Могу сказать, креативный — это вроде бы творческий, вроде бы что-то придумывающий. Я задаю вопрос: а вот Ксюша Собчак, которая называет себя, своих друзей креативным классом, что они такое придумали? Они изобрели smartphone? Они изобрели ракеты? Что такое они придумали и скреативили такого великого для нашей страны, что получили при этом право считаться ее авангардом? Они переделывают, с моей точки зрения, переписывают, перерисовывают западные телепрограммы. Они перепродают друг другу информацию и то, что сделали другие люди, по сути дела продукцию, произведенную другими людьми. В чем такая польза от этого креативного класса? Мы заостряем ситуацию. Я прошу включиться в голосование. С вашей точки зрения, если вы считаете, что будущее нашей страны в гораздо большей степени зависит от трудящихся, от рабочих, от инженеров…

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Техническая интеллигенция.

А.ИСАЕВ: Да. От их самочувствия и от того, как они будут работать, 916-55-81. Если вы считаете, что будущее нашей страны в большей степени зависит от столичного креативного класса, от того, как он себя чувствует, 916-55-82. Если вы считаете, что больше зависит от трудящихся, 916-55-81. Если считаете, что от креативного класса, 916-55-82. А сейчас давайте послушаем наших радиослушателей. 788-107-0. Пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Дмитрий меня зовут. Я из Москвы. В интернете много времени провожу и знаю всякие IT-технологии, может быть и причисляюсь к этому креативному классу. Но я поддерживаю целиком и полностью вашу точку зрения, что сейчас надежда исключительно на людей, которые хотя бы что-то производят.

А.ИСАЕВ: Спасибо, Дмитрий. А почему вы так считаете?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Общаясь много в интернете, вижу, что люди банально не умеют вообще делать ничего. В основном все сводится в сети к какому-то переписыванию, к каким-то коротким обсуждениям. Что самое интересное, не смотря на наличие высших образований, дипломов, люди разучились даже мысли свои выражать в развернутом в хорошем русском стиле, в языке, используя какие-то словообразования, наречия и так далее.

А.ИСАЕВ: Дмитрий, спасибо вам за вашу позицию. Спасибо большое. Еще один наш слушатель задает вопрос, Валерий Владимирович, видимо к вам: «А что такое придумали ваши рабочие?». Постановка вопроса интересная, да?

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Очень. Во-первых, рабочий не должен придумывать. У нас есть и инженеры-технологи, конструкторы. Но и в то же время рабочий человек когда работает, он производит продукцию, которая ставится (я буду говорить про авиацию) на вертолеты, на самолеты. То есть от качества произведенных деталей зависит наша жизнь. Мы все летаем на самолете. Может быть скажут сейчас – мало российских самолетов, но пусть, чуть поменьше, но вертолеты у нас все российские, и от этого зависит. А вертолеты — это МЧС, это пожарные службы, это пограничники. И даже олигархи на наших самолетах летают. То есть их жизнь зависит и от меня, как я произведу продукцию. Я считаю, что я креативный класс в какой-то степени, пусть технически креативный класс.

А.ИСАЕВ: Я хочу напомнить, что у нас идет голосование. Я очень рад, что наши слушатели активно вступили в этот процесс. Те, кто считает, что от самочувствия трудящихся в первую очередь зависит будущее России, 916-55-81. Те, кто считает, что будущее России в гораздо большей степени зависит от креативного класса так называемого, то есть интеллигенции столичной, 916-55-82. Давайте послушаем еще звонок. 788-107-0. Пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Алексей зовут. Очень рад, что попал на вас, Андрей. Вы мне нравитесь, как демагог, который правильно все раскладывает.

А.ИСАЕВ: Спасибо.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: К сожалению, я не имею той точки зрения, что вы и ваш коллега.

А.ИСАЕВ: Прекрасно. Простите, как вас зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алексей. Я живу в Москве. Занимаюсь строительством. У меня есть конструктора, есть менеджеры, есть офис-менеджеры, то есть люди, которые что-то делают, да? У меня вопрос такой: они относятся к рабочему классу, к креативному классу?

А.ИСАЕВ: Вы знаете, те, кто занимается производству, их не относили к креативному классу, условно говоря. Алексей, вы и ваши менеджеры участвовали в акциях, которые проходили на Сахарова?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Участвовали. Я лично не участвовал.

А.ИСАЕВ: Вы лично нет, но некоторые ваши сотрудники участвовали?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Участвовал креативный класс, правильно я говорю? Он производит, да, он инженер, у него высшее образование, он строитель, он работает у меня в фирме. Я являюсь его руководителем. Я сам не был, но сочувствую, к сожалению или к счастью. Могу сказать еще одно, за предыдущие годы я всегда голосовал за Владимира Владимировича, потому что знал, ну, нормальный человек, то есть здесь не будем, как говорится, … Но последний раз, когда… Я не буду что-то доказывать вам, когда была фальсификация выборов, к сожалению, очень было грустно как минимум, грустно за вашу партию.

А.ИСАЕВ: Алексей, а за кого вы проголосовали последний раз?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я голосовал против всех. Я просто перечеркнул бюллетень и все.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Тоже позиция в какой-то степени.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: То есть для себя. А получается, я еще раз говорю, что не собираюсь что-то доказывать вам, у вас своя точка зрения. Андрей, вы молодец. То, что вы интересы вашей партии отстаиваете, хорошо, замечательно. Но вопрос к вашему гостью, коллеге. Вам нравится коррупция, которая существует в стране? Вам нравится то, что происходит с образованием, с национальной политикой? То, что происходит с финансами? Извините, опять же не буду вас брать, что партия власти, которая существует, там такое творится, что слов нет. А? Вам это нравится? Люди, которые выходят, которые выходили, вы не берите с Ксении Собчак, это просто… Скажем так, партия «Единая Россия», что Ксения Собчак, там еще пара идиотов, которых показывают все время, они стали, типа у руля. Это не они. А те люди, которые приходят, они что? Против вас? Против рабочего класса? Или против чего-нибудь еще?

А.ИСАЕВ: Алексей, вы задали очень важные вопросы. Мы прервемся на рекламную паузу и начнем с того, что Валерий вам ответит на эти вопросы. У микрофона Андрей Исаев. Вместе со мной Валерий Трапезников, депутат Государственной Думы, в прошлом токарь пермского завода «Стар». И Алексей, позвонивший нам перед рекламной паузой, задал очень важные вопросы. Он сказал, что он сам не участвовал в акциях протеста, но многое из того, что было на этой акции протеста, поддерживает. И спросил: вам, что, вот как рабочему, Валерий Владимирович, вам нравится коррупция? Вам нравятся проблемы, которые существуют у нас в образовании? Вы, как рабочий, поддерживаете это? Вы считаете, что действительно акции, проходившие на Болотной, на Сахарова, направлены против вас, как против рабочего человека? Что вы можете ответить?

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Во-первых, спасибо за острый вопрос. Я всегда уважал мнение, которое отличается от меня. Естественно, мне, как рабочему человеку, у которого нет нигде акций, нет зарубежной недвижимости, естественно, я против коррупции. Но ведь коррупция — это очень глубоко прогнившая система, которую так не вырвешь с корнем, как, знаете, на огороде сорнячок. Сейчас, после прихода к власти может быть уже в качестве президента… Ну, последний шаг министра внутренних дел, который по сути дела произвел фурор, когда арестовали высокопоставленных чиновников в одной из южных республик, это разве не борьба? Если новый министр внутренних дел сказал, что хватит увольнять милиционеров задним числом, если полицейский совершил преступление, значит тот руководитель должен нести. Ну, по финансовой системе я, конечно, не могу, я не специалист. Но по крайней мере я не думаю, что большинство выходящих на Сахарова и на Болотную против рабочих. Но просто все равно мы тоже прослойка довольно-таки значительная, у нас есть своя точка зрения, и нам нужно находить точки соприкосновения, но не переворачивания и не залезания в фонтан, на телефонную будку. Нужно диалог вести нормальный и помогать друг другу, это самое основное, чтобы было спокойствие. А мнение нужно учитывать, безусловно.

А.ИСАЕВ: Я хотел бы сказать Алексею, на самом деле, мне кажется, что в его собственных словах содержится ответ на его собственные вопросы. Я когда спросил его: а за кого он проголосовал в этом случае? Он сказал: я проголосовал против всех, перечеркнул бюллетень. Это значит, что другие кандидаты, а их было немало, его тоже не устраивают. А дальше мы понимаем, что страна как таковая, народ как таковой, не может проголосовать против всех. Такое понятие, как «против всех» не может управлять государством. Значит мы должны, как взрослые люди, делать осознанный выбор, кто будет этим государством управлять. Я могу сказать, что Владимир Владимирович Путин, как и партия «Единая Россия», они сели в уже движущийся поезд, а не поезд, который стоял на станции, и там все было прекрасно. Мы можем посмотреть и сказать, что было тогда. Я просто напоминаю вам время, уважаемые наши слушатели, когда можно было открыть газету и прочитать объявления: «обналичу за 4 процента». Вот это была коррупция. Когда не раскрывали ни одного преступления. Вот человека убили во время бандитских разборок, все прекрасно знали, что никого не посадят, никого не найдут. Эти убийства просто происходили прямо на улице, это все происходило в 90-е годы. Разве этого не было? Мы помним так называемое фальшивое авизо, когда просто взяли и списали миллиарды рублей с наших банков, украли у пенсионеров. Украли эти деньги, и никто за это не ответил, не нашли никаких концов. Это происходило совсем недавно. И говорить о том, что мы не двинулись вперед в этом случае — неправильно. Другое дело, что, конечно же, мы все хотим, чтобы это движение вперед было более быстрым.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Сразу, сразу, но такого не бывает.

А.ИСАЕВ: Такого не бывает. Но то, что высказывается недовольство, это вполне разумно, логично, это подталкивает власть. Уверяю вас, что все высказанные проблемы, недовольства, они замечены и Путиным, и партией «Единая Россия». Алексей, я тоже отношусь к вам с уважением, что вы позвонили, высказали свою точку зрения, и отстаивали. Вы голосовали за Путина прошлые периоды времени, значит вы были нашим сторонником, поскольку Путин является моральным лидером нашей партии. И наша задача — работать таким образом, чтобы вернуть ваш голос. Мы готовы на этот работать. Вы говорите о том (я получил ваше SMS-сообщение), что вы хотели бы встретиться здесь, на радиостанции, переговорить. Давайте так сделаем, пришлите сюда, на радио, ваш телефон, мы вас найдем и в одной из программ обязательно встретимся и переговорим. А сейчас давайте послушаем других слушателей. 788-107-0. Пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Павел. Мне 38 лет. С 16 лет я начинал на заводе в Москве, поэтому я думаю, что мне есть, что сказать по этому вопросу, если не возражаете. Я начинал на заводе, как бы видел все стадии и производства, и труда, и как вкалывает народ на заводе. Потом волею судьбы я учился в ПТУ, потом чуть позже поступил в институт, закончит. Вот сейчас инженер. Себя считаю до сих пор в какой-то степени рабочим классом и ни в коем случае не креативной интеллигенцией, как они выражаются. Мне очень грустно смотреть на таких девочек, как Ксения Собчак, которые якобы считают, что они властительницы этого мира. Но могу сказать следующее чисто о себе. Вот 20 лет стажа. К сожалению, я не могу нормально существовать, к сожалению. То есть я не могу купить себе хороший автомобиль. Я не могу нормально оплачивать счета. У меня подрастает дочь, и я думаю, как мне дать ей образование.

А.ИСАЕВ: Павел, я с вами согласен.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: А вы где работаете сейчас?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я честно скажу, я работаю сейчас инженером в системе образования.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: То есть с производства вы ушли, да?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Конечно, я ушел с производства, это были дикие 90-е, когда производства все заваливались, вставали заводы. И наш завод был распродан по частям на склады. Мне, инженеру-электрику как бы не нашлось места. Я бы с удовольствием, конечно, наверное, остался бы на заводе. Может быть вам что-то скажет: «Московский радиотехнический завод», это завод большой истории, там были и династии семейные, отец приводил сына, внуки приходили.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Да, это крупный завод был, он имел отношение к оборонке, к авиации, да.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Совершенно верно. Я с удовольствием бы, наверное, работал на заводе, тем более у нас при заводе был институт, филиал Бауманского института. Я собирался тогда в него поступать, но не судьба была, видать, остаться не на заводе. Бауманский я закончил … от Косыгина, чуть позже, конечно. А сейчас я понимаю, что я своему ребенку не могу дать образование, потому что оно платное и стоит где-то 120 тысяч в год.

А.ИСАЕВ: Вы имеете высшее учебное заведение, вуз?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да, да, совершено верно. Я понимаю, что техникум я еще как-то ребенку смогу дать, а вот насчет высшего образования мне очень сложно будет, если не изменю свою жизнь. Вот два года пытаюсь создать свой маленький бизнес, к сожалению, это тоже невозможно, потому что та система создания бизнеса, она абсолютно не подразумевает под собой, ну, как бы начинать бизнес с нуля. То есть все дороги закрыты. Не говорю уже о том, чтобы иметь какие-то большие стартовые капиталы, я имею в виду даже регистрация.

А.ИСАЕВ: Павел, а вы какого типа бизнес хотели бы создать? Что именно?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Инженерный. Я хотел бы сделать что-нибудь, ну, сделай бизнес сам, где лучше всего понимаешь. Понимаете, да? Естественно, я влезал и в бухгалтерии и во многие другие дела, чтобы понимать. Я 5 лет работал менеджером в разных компаниях, чтобы понять, как работает бизнес, прежде чем решить для себя, что я хочу этим заниматься дальше. Но, к сожалению, сейчас пока не смог. Видимо, что-то делаю не так.

А.ИСАЕВ: Павел, спасибо за ваши вопросы, они очень важные. У микрофона Андрей Исаев, я председатель Комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Государственной Думы. Со мной сегодня в студии Валерий Трапезников, депутат Государственной Думы, в прошлом активист рабочего и профсоюзного движения, токарь шестого разряда пермского завода «Стар». Мы рассуждаем вместе с вами, уважаемые слушатели, о судьбах рабочего класса в России, о судьбах трудящихся, технической интеллигенции. И я напоминаю для тех, кто присоединился к нам только что, о том, что у нас идет голосование. Еще раз напомню, не мы, а именно те, кто собирался в свое время на митинги, стали противопоставлять некий креативный класс, как они определили, это в основном представители творческой интеллигенции, стали противопоставлять их трудящимся, рабочим. Вот если вы считаете, что для России, для ее будущего, для ее развития экономического и социального в большей степени важно и значимо, как чувствуют себя трудящиеся, рабочие и техническая интеллигенция, 916-55-81. Если вы считаете, что будущее России — это самочувствие креативного класса, 916-55-82. Еще раз повторю. Те, кто считает, что главное — это самочувствие трудящихся, 916-55-81. Те, кто считает, что надо ориентироваться на самочувствие так называемого креативного класса, 916-55-82. Нам в студию до новостного перерыва позвонил Павел, который рассказал весьма характерную историю своей судьбы, о том, что он был рабочим, потом инженером на крупном предприятии московском. И, к сожалению, предприятие распалось в 90-е годы, он потерял работу. Сейчас работает в другой сфере. И задал вопрос: а что мне делать? Я хочу жить для своей страны, я хочу жить здесь, но я не чувствую себя достаточным для того, чтобы купить нормальную квартиру, машину, оплатить обучение ребенка, дочери. Валерий Владимирович, что мы можем сказать на это? Вы теперь уже депутат Государственной Думы, вы можете вместе со мной разделять ответственность.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Во-первых, конечно, жизнь немножко сложна, по бумаге не пишется. Но с другой стороны — у нас есть бюджетные места в любом вузе.

А.ИСАЕВ: Пришло сообщение, я не буду говорить, ругаются люди, но говорят, что «у меня, например, ребенок только что защитил диплом инженера, учился абсолютно бесплатно».

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Моя дочь тоже поступила бесплатно, но она готовилась. Мне ее было жалко, но она говорила: у нас нет, папа, денег, мне нужно получать образование высшее. Она старалась и поступила. Конечно, не все могут.

А.ИСАЕВ: У нас сейчас количество мест в вузах совпадает с количеством выпускников. А если взять количество бюджетных мест, то есть оплачиваемых из бюджета, оно больше, чем было в Советском Союзе в 2,5 раза.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Нужно понимать, что не могут в стране иметь все высшее образование, тоже с одной стороны не очень правильно. Можно получить хорошую профессию и без высшего образования. У нас, по-моему, сейчас студентов стало больше, чем даже в начале…

А.ИСАЕВ: Валерий Владимирович, вот насчет зарплаты, мне кажется, что все-таки Павел прав, потому что сейчас зарплата рабочих остается крайне низкой. В этой связи я хотел бы сказать о вашей инициативе, о том, чтобы сделать предельную вилку между зарплатами руководителя и зарплатами работников. Может быть тогда скажете пару слов, что это.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Я считаю, что это правильно, потому что, к сожалению, не все наши работодатели идеально может быть в моральном плане подготовлены для того, чтобы урезать часть своей зарплаты. Я считаю, что в государственных корпорациях, там, где есть 25-30-40 процентов акций от государства, все же нужно делать так, как непосредственно в Европе. Даже Владимир Путин, будучи премьером, и то сказал, что вилка в 15 раз очень большая, и привел пример Западную Европу, где 7-8 раз. Я считаю, что будет очень правильно, потому что мы создаем материальные ценности, самое главное — это рабочие, инженера, конструктора. А управляющие, директоры, да, они должны много получать, но не с таким разрывом, иначе мы никогда не сможем поднять средний класс, на который опирается власть в стране.

А.ИСАЕВ: Я могу сказать, что перед эфиром мы с Валерием Владимировичем разговаривали, он привел такой ужасающий пример, где на одном предприятии у генерального директора заработная плата ровна всему …

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Фонду оплаты труда. Вы представляете?

А.ИСАЕВ: Это, конечно, что называется, ни в чем меры не знаем. И в этом смысле я, конечно, согласен, что нам необходимо серьезная политика в сфере оплаты труда. Я в этом смысле большие надежды возлагаю на то, что во многом по требованию профсоюзов, во многом по требованию трудящихся воссозданы министерства труда Российской Федерации.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Это наша победа.

А.ИСАЕВ: Да. Это орган, который обязан заниматься в том числе, и мы надеемся на это, политикой на рынке труда, и добиваться того, что вот такой ситуации, такой диспропорции, когда с одной стороны гигантские заработные платы менеджеров, гигантские бонусы, далеко не обоснованные, да? И ладно, это была бы частная лавочка, ну, мы, что называется, взяли и заработали, и распределили. Но когда это организация, которая имеет учредителем государство, муниципалитет либо живет на 80-90 процентов от государственного заказа, то вы этом случае почему вдруг управленческий персонал принимает решение о том, что вот именно им нужно давать в первую очередь деньги, почему не надо давать деньги рабочим, которые должны иметь нормальные условия жизни, и на машину заработать, и на квартиру, с ипотекой, но заработать, эти вещи остаются непонятными. Поэтому я думаю, что трудная, наверное, будет перспектива у вашего законопроекта, но, тем не менее, двигать его надо. И разговор вокруг этого законопроекта тоже нужно строить. Я хочу напомнить, что у нас идет голосование. И мы уже через некоторое время подведем его итог. Те, кто считает, что главное — это самочувствие трудящихся в нашей стране, 916-55-81, именно оно двигает вперед наше развитие. Те, кто считает, что нет, главное — это самочувствие креативного класса столичного, 916-55-82. У микрофона Андрей Исаев, я председатель Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов. Вместе со мной Валерий Трапезников, депутат Государственной Думы, активист рабочего движения. Мы рассуждаем, обсуждаем ситуацию с рабочим классом в нашей стране. Мы коснулись темы зарплат и доходов. И вот еще одна тема, которой было бы неправильно не коснуться, это тема охраны труда. К сожалению, здесь тоже ситуация, прямо скажем, удручающая. Для современной экономики, на которую мы претендуем, и за которую мы боремся, у нас чудовищные данные. За 2011 год пока еще официальная статистика не подготовлена, но вот в 2010 году у нас пострадали при несчастных случаях на производстве 48 тысяч человек, целая армия. Число пострадавших при несчастных случаях, погибших в результате, то есть умерших — 2 тысячи человек. Число людей, у которых были установлены впервые профессиональные заболевания, то есть болезни, связанные с исполнением их профессиональных обязанностей — 7 тысяч 671 человек, дивизия. В этой связи, что мы могли бы сделать? Когда мы вот сейчас говорим, я читаю некоторые пренебрежительные высказывания о рабочих, я в этой связи хочу сказать: ну, вот видите, люди фактически как на фронте, отдают свою жизнь, здоровье, гибнут для того, чтобы просто-напросто обеспечить выпуск продукции, того, что мы потом едим, носим, на чем ездим, летаем и т.д. Валерий Владимирович, что можно сделать для того, чтобы подобного рода потерь было меньше?

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Я еще недавно работал, я понимаю, что отделы охраны труда, ну, у работодателя, у хозяина, он как-то не желает тратить деньги, в этом отношении можно ругать профсоюзы. Но есть очень хороший институт уполномоченных по охране труда, есть статья 370 в Трудовом Кодексе Российской Федерации, большие полномочия. Предположим, в авиационной промышленности на большинстве предприятий мы вручаем представления, мы защищаем рабочий класс, и не только рабочий класс, и инженерно-техническую интеллигенцию именно от произвола. К сожалению, могу назвать такое слово, потому что наша задача (и рабочих, и особенно профсоюзных активистов), чтобы следить за состоянием дел охраны труда, Трудовой кодекс Российской Федерации позволяет нам очень серьезно защищать. Но другое дело — мы не хотим воспользоваться этим правом в полной мере. Там, где есть профсоюзные организации довольно серьезные, там и количество несчастных случаев намного меньше. А тем, где нет профсоюза, то, естественно, там, конечно, произвол. Хотим мы, не хотим, но пока есть рабочий и работодатель, обязательно должен быть посредник. Посредник — это именно профсоюз. Основная цель профсоюзного движения — следить за охраной труда и за заработной платой. Если это мы поймем, тогда у нас будет меньше смертей. Это страшно, когда Андрей Константинович Исаев произнес такие цифры, я служил в армии, это полк, дивизия. Это же кошмар, в мирное время гибнут люди. У нас тысячи предприятий, даже Рострудинспекция не обладает таким количеством мощностей, такого количества чиновников. Я еще раз говорю — наша жизненная активная позиция на каждом рабочем месте, но не бояться отстаивать свои права. Мы, извините, уже живем в новом обществе, это уже капиталистическое общество, нужно об этом помнить.

А.ИСАЕВ: Я в этой связи хотел бы напомнить. Вот здесь некоторые есть замечания по поводу профсоюзов, хорошие они, плохие и т.д. и т.п. Уважаемые коллеги, уважаемые радиослушатели, в свое время Гегель сказал, что народ имеет то правительство, которое он заслуживает. Я могу сказать: трудящиеся имеют те профсоюзы, которые они создали, никакого другого пути нет. Если вы предполагаете, что у вас на предприятии кто-то прилетит, как волшебник в голубом вертолете, и создаст вам профсоюз, откуда-то возьмет и назначит великолепного председателя профсоюзного комитета…

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Такого не бывает.

А.ИСАЕВ: Вы все домой, а он вечерами сидеть или биться с работодателем и тому подобное, такого не бывает. Профсоюзы — это мы с вами. Вы на предприятии объединились, собрались, у вас есть законом установленные права, с вами обязаны считаться, с вами обязаны вести коллективные переговоры. Вы этого не делаете? Тогда все ваши претензии к профсоюзам — это претензии ваши к самим себе. Я напоминаю, у нас с вами идет голосование. Те, кто считает, что самое главное для нашей страны, для ее развития — это самочувствия трудящихся, 916-55-81. Кто считает, что самое главное — самочувствие креативного класса, 916-55-82. Кстати, вот тут одно замечание, пишет один из наших авторов, он, к сожалению, не подписался: «Я инженер-программист, считаю себя технической интеллигенцией, креативным классом. Поддерживаю митингующих. Наверное, рабочие на Урале не знают обстановки в стране». Знают рабочие на Урале обстановку в стране?

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Москва — это столица нашего государства, но Москва — это не Россия. Кроме Москвы еще есть уйма прекрасных красивых русских городов. И Казань, и Уфа — это тоже столицы. То есть не нужно забывать, что мы, россияне, и не все делается в столице. Самое основное — это, конечно, вся наша Россия. Так что мы знаем обстановку. У нас тоже есть проблемы, но мы постараемся, особенно на Урале, в Сибири все же не проводить вот такие акции, которые… Ну, они под собой никакой почвы не имеют. Что, у Навального есть экономическая программа развития нашего государства? Что, у Удальцова есть программа поднятия авиационной промышленности России? Нет. А у нас потихонечку создаются уже те программы, чтобы поднять наше производство, и оно поднимается с колен. Было развалено в 90-х годах, мы знаем.

А.ИСАЕВ: В этом смысле хотел бы согласиться с Валерием Владимировичем. У нас программа называется «Атака Исаева», а есть еще один очень уважаемый человек, придерживающийся других взглядов, тоже выступает на «Русской службе новостей», программа называется «Защита Гозмана», Леонид Гозман. В одном из средств массовой информации ему задали вопрос: «Что будет делать оппозиция в случае, если Путин уйдет?». Он задумался и отвечает: «Путин не уйдет». — «А если уйдет?» — «Ну, тогда надо что-то делать. Тогда нужно, чтобы кто-то предложил программу реформирования судов. Я не готов вам сейчас дать эту программу». Нужно что-то сделать для того, чтобы поменять полицию. Как ее поменять? Наверное, не знает никто, но что-то в этом отношении делать надо. И вот примерно подобного рода развернутый ответ. Сегодняшняя оппозиция, выступая, она очень удачно критикует, она находит слабые места, она указывает власти на эти слабые места, и, наверное, в этом она права. Но она не предложила до сих пор никакой реальной содержательной программы, может быть поэтому трудящиеся Урала ее и не поддерживают?

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Как я понимаю, если бы наша оппозиция написала бы поправки в Трудовой кодекс Российской Федерации и передала их в Думу, наверное, в нашем комитете их рассмотрели. Но, к сожалению, и этого нет. И в другие комитеты ничего не подают.

А.ИСАЕВ: Я хотел бы сказать, что, например, решением нашего комитета в состав экспертного совета, без которого не решается ни один крупный вопрос, мы включили представителей всех не представленных в парламенте партий. Пока никаких предложений в этом отношении нет, кроме предложений, которые постоянно продвигает Российский союз промышленников и предпринимателей, которые поддержаны правым крылом и которые связаны с увеличением рабочего дня, якобы добровольным, с тем, чтобы облегчить процедуру увольнения работников и т.д., так называемые прохоровские поправки. Уважаемые коллеги, давайте подведем итог нашего голосования. Очень много людей проголосовало, спасибо большое за активное участие. Могу сказать, что 68,5 процента наших слушателей считают, что главное для России, для страны — это социальное самочувствие трудящихся в широком смысле этого слова, это и рабочие, и инженеры. И те, кто считает, что надо ориентироваться на креативный класс, на его самочувствие, на его запросы в первую очередь — 31,5 процента. Две трети придерживаются той же точки зрения, что и мы. Но давайте попробуем принять еще один звонок. 788-107-0. Пожалуйста, вы в эфире.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Меня зовут Андрей. Простите, пожалуйста, скажите, пожалуйста, у меня очень глупый вопрос, насколько я понимаю ситуацию, сейчас так складывается ситуация, что права и возможности рабочего человека очень сильно урезаются. Например, вы упоминали институт уполномоченных по правам человека.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Нет, по охране труда.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Извините, оговорился. Данный уполномоченный имел право в случае несчастного случая на производстве возбудить в прокуратуре уголовное дело на работодателя. Сейчас он лишен таких возможностей. На полном серьезе. И постоянно идет уменьшение и уменьшение прав работника.

А.ИСАЕВ: Андрей, мы услышали ваш вопрос. Он на самом деле очень важен. Могу сказать, что профсоюзный уполномоченный возбуждать уголовное дело не имел права никогда.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Не имел права.

А.ИСАЕВ: Другое дело, что был период, когда профсоюзы фактически были частью государства, и когда профсоюзный инспектор имел право выдать предписание, обязательное для исполнения, связанное с устранением проблем, связанных с несчастным случаем на производстве. Сейчас профсоюзный инспектор труда вправе потребовать то, чтобы это сделал государственный инспектор труда. Связано это с тем, что, вы знаете, к сожалению, мы сталкивались с этим, когда пытались использовать псевдопрофсоюзы в конкурентной борьбе, то есть создавали маленькую организацию из трех человек у своего конкурента, и те начинали выдавать предписания с требованием остановить, закрыть и т.д. и т.п. Чтобы этого не было, за профсоюзами оставлен контроль.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Жесткий контроль.

А.ИСАЕВ: С профсоюзами обязана взаимодействовать Рострудинспекция.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: И в комиссию включается при расследовании несчастного случая представитель профсоюза всегда.

А.ИСАЕВ: Это безусловно. Поэтому я могу сказать, что у профсоюзов достаточно широкие права. Не бойтесь поэтому создавать и вступать в профсоюзные организации и эти права использовать. Мы до сих пор, к сожалению, используем их еще пока в недостаточной степени, в недостаточной мере.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Безусловно.

А.ИСАЕВ: Что касается изменений, то могу сразу сказать, что в последнее время те изменения, которые принимались буквально последний год, два, три, они были направлены на усиление защищенности работников. Это изменения, обязавшие работодателей давать отчет о том, как они расходуют обязательные отчисления на охрану труда. Это изменения, которые, вот сейчас мы принимаем, расширяющие сферу действия соглашения между отраслевыми профсоюзами и работодателями. Это изменения, которые усилили ответственность, в том числе уголовную, работодателей за нарушение прав работников, приведшее к тяжким последствиям. Это изменения, которые позволили упростить процедуру объявления забастовки и коллективного трудового спора на предприятиях. Конечно, мы хотели бы и других движений вперед, но опять-таки скажу, что кроме наших пожеланий есть еще позиция, которую занимают работодатели, которые активно отстаивают наши либеральные экономисты, и которые на самом деле тоже явятся предметом переговоров. Вот действующий принцип, который еще раз подтвердил наш комитет, и Валерий Владимирович, как член комитета по труду и социальной политике за это решение голосовал, мы восстанавливаем рабочую группу, где будут депутаты всех фракций, где будут представители профсоюзов, работодателей и правительства, и мы будем добиваться того, чтобы только через согласительные процедуры с обязательным учетом мнения профсоюзов, работодателей, прав человека, чтобы в этом случае в обязательном порядке мы только таким образом принимали поправки в Трудовой кодекс. Вы согласны?

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Безусловно. Наша основная цель и депутатов Государственной Думы — все же думать о народе, это основная задача, мы — народные депутаты.

А.ИСАЕВ: И могу сказать, что, наверное, при этом мы вполне заслуживаем критики. Какие-то вещи нам не удается сделать так быстро, как мы хотели бы. Например, тот же самый закон о запрете заемного труда, он был принят год назад и, к сожалению, пока из-за активного сопротивления, которое оказывают лоббисты, представляющие интересы в первую очередь частных агентств занятости, некоторых иностранных корпораций, например, Американская торгово-промышленная палата в России, из-за этого активного противодействия мы год не можем сдвинуться с места. Но вот наш настрой на сегодняшний день таков: мы будем настаивать на том, чтобы этот закон был принят уже в весеннюю сессию во втором и третьем чтении. Мы считаем, что заемный труд, как способ уклонения работодателя от выполнения своих обязательств перед работником, как способ обмана по сути дела работников в нашей стране был бы запрещен. Это наш подход, это наш ответ на сегодняшнюю публикацию в одной из газет, о чем мы говорили. Валерий Владимирович, что бы вы хотели сказать нашим радиослушателям? Время нашей передачи, к сожалению, подходит к концу.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Занимать жизненную активную позицию и уметь отстоять права рабочего человека. Рабочий человек — это широко: и учитель рядовой — это все равно рабочий человек, и медсестра — это рабочий человек, и хирург — это рабочий человек. То есть думать не только о себе, но за коллективный вот такой ответ тем работодателям, которые не встают на позицию рабочего человека. Отстаивать свои права и не бояться. А мы, по крайней мере, всегда сможем помочь вам.

А.ИСАЕВ: А я очень рад тому, что креативный класс пробудил рабочий класс в нашей стране.

В.ТРАПЕЗНИКОВ: Да, да. Спасибо.

А.ИСАЕВ: Пробудил в нем политическое сознание. Я думаю, что это послужит на пользу и экономическому, и социальному, и политическому развитию нашей страны. А мы всегда готовы будем обсуждать самые сложные проблемы здесь, на «Русской службе новостей» в программе «Атака Исаева». Услышим друг друга в следующую субботу после 19 часов.