Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

3. ЦСКП

Новости

Двенадцатый год в России – битва за реальную демократию

       

На состоявшейся итоговой пресс-конференции Владимира Путина одним из наиболее обсуждаемых стал вопрос о смысле понятия демократии. Президент подчеркнул, что демократия для него не либеральная анархия, от которой наш народ настрадался в 90-е годы, а жесткое исполнение законов, принятых в интересах большинства. Думаю, что вопрос возник не случайно, ведь 2012 год стал годом борьбы за реальную демократию в России.

Мы входили в этот год в состоянии политического кризиса. Кризис, безусловно, имел свои основания. Некоторые оценивали его как кончину существующего общественно-политического строя. Но на самом деле это был кризис роста, который время от времени переживает каждое общество. К 2012 году Россия в полной мере преодолела последствия системной катастрофы распада Советского Союза и депрессии 90-х годов. Большинство россиян поддержало курс Владимира Путина. Мы сохранили нашу страну как независимое, суверенное государство, укрепили ее роль на международной арене, сберегли территориальную целостность России, восстановили законность и правопорядок, жизнь стала гораздо более стабильной и безопасной. Но когда стабильность была обретена и «лихие 90-е» окончательно остались в прошлом, общество потребовало обновления. Точно так же, как здоровье является ценностью для больного человека, стабильность была ценностью для общества, находящегося в состоянии кризиса. Теперь, будучи социально «здоровыми», граждане стали гораздо более требовательными. Такие проблемы, как коррупция, злоупотребления со стороны отдельных чиновников выглядели не очень значительными на фоне хронических невыплат зарплат и пенсий, нищеты трети населения, бандитских разборок и терактов. Теперь же они стали вызывать все большее раздражение. Людям все меньше нравилось быть ведомыми, им хотелось чувствовать себя не пассажирами, а частью команды, принимающей решения. В начале 2000-х годов жесткий стиль руководства был присущ не только президенту, но и министрам, губернаторам, мэрам. И в тот момент это было исторически оправдано. Но теперь централизация начала раздражать уже выздоровевшее общество. Нужно было обеспечить более активное участие всех заинтересованных граждан в процессе принятия управленческих решений.

Во второй половине 2011 года развернулась ожесточенная борьба в связи с выборами в Государственную Думу. Владимир Путин почувствовал запрос общества на обновление: был создан Общероссийский народный фронт, по спискам «Единой России» в Государственную Думу избрались многие беспартийные гражданские активисты, партия начала полномасштабно проводить процедуру предварительного альтернативного голосования (праймериз). Дмитрий Медведев в своем президентском послании в декабре 2011 года предложил давно готовившиеся меры по демократизации политической жизни: упрощение требований к регистрации политических партий и кандидатов на выборах, снижение проходного барьера, возвращение прямых выборов губернаторов.

Но сигнал слишком поздно дошел до той части населения, которая впоследствии была названа «рассерженными горожанами». В конце 2011 года они вышли на улицу с протестом. Конечно, это была далеко не большая часть общества, это было активное и очень заметное меньшинство. У каждого из пришедших был свой счет к власти, своя причина для недовольства. Но всем этим воспользовались вполне определенные политические силы. Те, кому заказчики «из-за бугра» поставили в качестве программы-максимум свержение существующего политического строя («цветную революцию») и переход России к парламентской республике, что в нынешних условиях отсутствия нескольких сильных партий означало бы хронический кризис, подобный тому, который десятилетия длился в послевоенной Италии или сейчас есть на Украине. Но очевидно была и своя программа-минимум - вывод на первый план российской политики «западников», радикальных либералов. В 90-е годы идеи либерализма в России потерпели сокрушительный крах и с тех пор не пользуются широкой общественной поддержкой. Всплеск активности «рассерженных горожан» был использован для того, чтобы поставить носителей этих целей во главе всего протестного движения.

В таком состоянии мы вошли в 2012 год. В этот момент в России не было силы, которая выступала бы против перемен как таковых, за то, чтобы не развивать политические институты. Но как их развивать? Весь 2012 год мы видели борьбу между двумя подходами. Первый предложили Владимир Путин и Дмитрий Медведев – демократизация с опорой на суверенитет. Второй подход – демократизация в либеральном, западническом ключе. Разница подходов в самом сущностном - в понимании смысла демократии. Для первого подхода демократия означает, прежде всего, усиление реального участия народа, больших социальных групп людей в принятии управленческих решений. Для второго - всестороннюю защиту прав меньшинств. Долгие годы либералы, используя свое преимущество в печатных СМИ и Интернете, внедряли в общественное сознание идею о том, что демократия равна правам меньшинств (политических, религиозных, националистических, культурных): чем больше защищены права меньшинств, тем больше в обществе демократии. Именно с этих позиций они повели атаку на государство, на традиционные религии, общественную мораль и политические предпочтения большинства. В конце концов, они решились атаковать и само большинство: после того, как рабочие «Уралвагонзавода», высказались в поддержку Владимира Путина, либералы не постеснялись называть этих своих сограждан «быдлом» и «анчоусами». Но выступив против реального большинства, либеральные псевдодемократы неожиданно столкнулись с противодействием с его стороны. Митинг противников цветной революции на Поклонной горе 4 февраля стал переломным моментом. Стало очевидно: нет того, что тщательно пытались изобразить либералы, – противостояния «прогнившего режима» и гражданского общества. На самом деле не режим противостоял тем, кто собирался на Болотной площади, а другая часть общества – большинство, которое не хотело повторения конца 80-х – начала 90-х годов.

Накануне президентских выборов Путин опубликовал серию статей, в которых изложил программу построения реальной и эффективной демократии участия, предполагавшую проведение местных и региональных референдумов по конкретным вопросам, регулярную оценку гражданами эффективности работы чиновников, включение представителей гражданского общества в наблюдательные советы при всех органах государственной власти, обязательную экспертизу с участием общественности готовившихся законопроектов и правительственных решений, производственную демократию на предприятиях, использование своевременных информационных технологий для контроля общества за властью.

Предложения Путина были поддержаны большинством.

Путин выиграл на самых открытых и контролируемых выборах.

Эта очевидная для всего мира победа сделала абсолютно бессмысленной идею неких специальных переговоров между властью и разношерстной несистемной оппозицией. Оппозиционеры прекрасно понимали, что «цветная революция» не может быть длительным процессом, что она осуществляется только как «блицкриг», и поэтому 6 мая решились на организацию массовых беспорядков. Белоленточные вожди, надеялись, что столкновения перерастут в бунт в столице. Этим надеждам не суждено было сбыться.

А осенью 2012 года состоялись региональные и муниципальные выборы по новым правилам. В них впервые за восемь лет методом прямого голосования избирались губернаторы. Как старые, так и новые политические партии активно участвовали в выборах региональных законодательных собраний и представительных органов местного самоуправления. Всего в выборах различного уровня приняло участие более двадцати политических партий, в губернаторских выборах – девять. Общество убедилось в том, что белоленточники ломятся в открытую дверь и если отбросить словесную шелуху, то их реальные претензии власти малозначительны, могут являться предметом споров, дискуссий, но из-за них никто не пойдет на баррикады.

Власть же продемонстрировала, что слова о переходе к реальной демократии не являются пустыми. Президент и парламент ужесточили требования к чиновничеству, связанные с декларированием доходов и расходов, активизировалась борьба с коррупцией. Принятые законы о развитии пенсионной системы стали примером того, как работает механизм общественного обсуждения. В результате споров, казалось бы, непримиримых сторон по сложнейшему социальному вопросу был достигнут устраивающий всех компромисс. Мы видим, что сегодня у каждого появилась возможность самореализовываться и активно влиять на политику, и именно этот факт, а не «происки коварного Кремля», привел к краху белоленточное движение.

Окончательная точка была поставлена 15 декабря, когда, отказавшись от маршрутов так называемого «Марша свободы», предложенных мэрией Москвы, в том числе тех, по которым оппозиционеры ходили раньше, болотные вожди решились на проведение несанкционированной акции, превратившейся в жалкое, ничтожное зрелище. Провалилась и попытка подчинить всю оппозицию идеологам радикального либерализма. Потешный Координационный Совет вместо того, чтобы стать выразителем воли всех недовольных, переродился в невнятный ЦК очередной либеральной партии с примкнувшим к нему Удальцовым.

Многие сегодня рассуждают, будет ли в России новая волна протестов, будут ли новые манифестации. Будут обязательно. Также, как они время от времени происходят в любой демократической стране. Мы регулярно видим на экранах телевизоров многомиллионные марши протеста по самым разным поводам в разных странах мира. Это одна из форм нормальной жизни демократического общества. Так теперь всегда будет жить и Россия. Пережив битву за реальную демократию, сделав выбор в пользу суверенитета, мы вступим в 2013 год гораздо более сильными.