Исаев Андрей Константинович

Опрос

В условиях экономического кризиса государство должно
максимально экономить деньги, сворачивая все программы
финансово максимально поддерживать граждан и, соответственно, покупательную способность

Голосовать

Ссылки

1. ФНРП

Новости

Проект Путина: русская идея XXI века

     

Все 20 лет, прошедшие с момента распада Советского Союза, мы ищем национальную идею: ищут ее и политики, и политологи, и общественные деятели. До сего времени эти поиски ни к чему не приводили. Некоторые даже стали высказываться на тему того, что поиск не имеет смысла, он рудимент нашего идеологизированного советского сознания: есть же другие народы без национальной идеи, на многое не претендуют, но живут неплохо (например, швейцарцы). И вдруг национальная идея нашлась. Ее представил Владимир Путин в своем ежегодном Послании Федеральному собранию, которое, как справедливо заметили многие, является программой не на ближайший год, а на все предстоящее президентство Путина. Идея оказалась удивительно очевидной: это идея патриотизма. Так и бывает обычно с национальными идеями: ищут, ищут, а выясняется, что они лежат на поверхности. Меня могут спросить: что же здесь нового? К патриотизму взывают практически все более или менее ответственные политические силы. Патриотизм был краеугольным камнем и в царской России, и в советской.

Так, да не так. Бесспорно, патриотизм является общепризнанной ценностью. Патриотов – людей, готовых отдать жизнь именно за родину, было много и в царской, и в советской России. Но все же надо признать, что тогда патриотизм играл скорее подчиненную роль. Напомню, что при царе гимн начинался не со слов «Боже, храни Россию», а со слов «Боже, царя храни». В знаменитой официальной государственной триаде «православие, самодержавие, народность» тоже нет слова «Россия», а «нация» стоит на третьем месте. Большевики начинали с антипатриотических идей, с отрицания патриотизма как такового, с идеи мировой революции. Лишь предвоенные угрозы 30-х годов заставили Сталина пересмотреть отношение к патриотизму. И даже после Великой Отечественной войны патриотизм оставался на вспомогательных ролях, служил идеалам строительства коммунистического будущего. На 70 лет страна потеряла даже свое исконное геополитическое название – Россия. В новом названии государства упор был сделан на политический смысл: то, что республики социалистические.

По сути дела, Путин впервые предложил патриотизм не как вспомогательное средство, мобилизующее народ на достижение неких высоких целей, а как суть всей российской политики.

Идеи патриотизма пронизывают все Послание Путина. Именно с позиции патриотизма он говорит о социальной политике как о сбережении народа (нас должно быть больше и мы должны стать лучше), о своих претензиях к политической элите (выдвигая проект «национализации элиты», возвращения ее целиком на родину), к бизнесу (призывая его вкладывать деньги в нашу страну, в развитие инфраструктурных проектов) и к нынешнему поколению работающих людей (напоминая ему об ответственности перед старшими поколениями и перед теми, кто придет после нас).

С этой же позиции он говорит о креативном классе. Сегодня так называет себя практически полностью ориентированная на Запад богема столиц. Путин же предложил считать креативным классом в первую очередь представителей массовых профессий, являющихся духовным стержнем нации: врачей и учителей. В противовес постмодернистской столичной тусовке президент предлагает опираться на «провинциальную интеллигенцию».

В.В.Путин предложил сделать патриотизм основой для деятельности всех масштабных политических сил, и в этом есть насущная необходимость.

Сегодня многие оппозиционные политики упрекают политическую систему России в ее полуторапартийности. У власти стоит одна партия, которая имеет шансы и перспективы на сохранение этой власти. Остальные существуют, борются, но в обозримом будущем шансов получить власть не имеют. Надо признать, что проблема здесь не в партии власти, а в качестве самой оппозиции. В тех странах, где политические партии мирно и регулярно сменяют друг друга у власти, между ними существует консенсус, признание общих базовых ценностей, которые остаются неизменными независимо от того, кто правит: республиканцы или демократы в Соединенных Штатах Америки, лейбористы или консерваторы в Великобритании. В России идеология большинства политических оппонентов «Единой России» – это идеология коренной смены общественного строя. С такой идеологией общество никогда не пропустит оппозиционные партии к власти демократическим, выборным путем. Поэтому Путин, заинтересованный в развитии политической системы России, предлагает консенсус для всех политических сил. Он предлагает патриотизм как общую платформу, которая должна оказаться бесспорной для всех.

Президент выдвигает следующие общие подходы: безусловное признание суверенитета и территориальной целостности России, признание ее федеративного характера, равноправия и ценности каждого из живущих в нашей стране этносов; недопущение в политику криминала; отказ от сотрудничества с теми политиками, которые выполняют заказ, исходящий извне (они должны стать маргиналами или, как принято выражаться в креативных кругах, нерукопожатными); следование закону во всем (все силы, претендующие на власть в России, обязаны действовать исключительно в рамках действующего законодательства).

Может ли патриотическая идея обеспечить быстрое развитие нашей страны, чтобы Россия, как предложил Путин в своем Послании, накормила весь мир? Может, и тому есть очевидный пример: китайское экономическое чудо. Сегодня многие у нас вспоминают о нем, но часто забывают слова Дэн Сяопина, с которых это чудо началось: «Не важно, черная кошка или белая кошка, если она может ловить мышей – это хорошая кошка». Ему было не важно, социализм или капитализм, а важно, чтобы Китай стал сверхдержавой. Именно принесение в жертву национальным интересам идеологических догм послужило толчком к переосмыслению китайской политической элитой, а вслед за ней и населением целей и путей развития. И сегодня патриотический подход освобождает нас от догматики. Мы не должны задумываться над тем, верны ли наши шаги с точки зрения либеральной рыночной идеологии или идеологии социальной справедливости, а должны делать только те шаги, которые будут полезны для России независимо от того, к какому идеологическому арсеналу формально они могут быть отнесены.

При этом важно помнить, что только в кулинарии кашу маслом не испортишь, в политике нужно быть аккуратным. Как социал-демократы должны постоянно контролировать себя, чтобы не скатиться в большевизм и коммунизм, так патриотизм должен четко дистанцироваться от этнического национализма. Путин как опытный политик прекрасно это понимает. Никакая иная идеология не подверглась в его патриотическом Послании столь жесткой критике, как этнический национализм, который был прямо назван угрозой территориальной целостности России и угрозой тем народам, от чьего имени выступают этнические националисты.

В чем же заключается сущность русского проекта, русской идеи в современном мире? Мы видим, как приходит в упадок западный проект. Постхристианская идеология толерантности и культа прав меньшинств, господствующая сегодня в Европе и Соединенных Штатах Америки, все больше и больше раздражает агрессивный и наступательный Восток. Воля западных народов к сопротивлению этому натиску становится все меньше. Если бы не ядерное оружие, США и Европу давно бы уже постигла участь Римской империи времен упадка. Борясь за сохранение своей гегемонии и своего права обменивать реальные природные и человеческие ресурсы на фикцию в виде бумажных и электронных денег, ведомая англосаксами западная цивилизация все больше и больше склоняется к авантюрным силовым методам решения проблем и навязывания своей воли. Под рассуждения о мягкой силе все чаще и чаще применяется неприкрытая сила. Мир стоит на пороге возможного столкновения между Западом и сообществом исламских государств. Россия в этом отношении является Ноевым ковчегом стабильности. Русская цивилизация исторически формировалась как общность мирно сосуществующих народов, в том числе исповедующих различные религии. Владимир Путин отметил, что для заграницы жители России, независимо от своей этнической принадлежности, были и остаются единым народом. Он вспомнил одну из своих встреч с ветеранами, на которой были люди разных национальностей: татары, украинцы, грузины, русские. Один из ветеранов, не русский по национальности человек, сказал, что для всего мира мы русские. Это действительно так. Но Россия не выступает в роли плавильного котла, уникальность каждого этноса сохраняется. Эта модель должна стать примером будущего мироустройства, а наша страна – выступить главной силой, сплачивающей вокруг себя тех, кто не заинтересован в глобальном конфликте, тех, кто способен построить многополярный мир, единый и многообразный.